Как называется мужской цветок

Цветок мужское счастье: легенды и поверья, приметы, суеверия

Кира
Как правильно называется цветок мужское счастье?

По-разному зовут цветок мужское счастье: фламинго, огненный язык и даже мужелов. Ботаническое его название – антуриум. На родине, в Колумбии, это символ мужского начала, хранитель мужской силы и супружеского благополучия. История цветка многовековая, а окружающие ее приметы и суеверия будут интересны и убедительны даже для скептиков.

Рождение легенды

По преданию алый прицветник цветка – это одеяния девушки, которая предпочла гибель браку с нелюбимым и бросилась в костер. Боги сжалились над несчастной и превратили ее в цветок дивной красоты. А на месте селения, где разыгралась трагедия, вырос тропический лес, плачущий слезами родных невинно погибшей. Плачет и антуриум – на его прицветниках выступают капли росы.

Судя по всему, легенда рассказывает про антуриум Андре, цветок которого – ровный початок с ярко-красным прицветником. У родственной формы Шерцера, названного «фламинго», початок причудливо изогнут, а цвет покрывала варьирует от алого до сиреневого, зеленого и почти черного.

Почему же прозвали цветок мужским счастьем? Возможно, в честь женской преданной любви. А может, с намеком на характерную форму прицветников и початка.

Цветение антуриума

Приметы и поверья

В Южной Америке цветок мужское счастье – древний символ благополучия молодоженов, согласия и любви. В Мексике, Аргентине, Уругвае его дарят в свадебных букетах как пожелание счастья супругам и процветания. Приносят в дар его и для поддержания гаснущего семейного очага. По мнению эзотериков, растение усиливает мужскую энергетику дома и ауру хозяина.

Что несет цветок мужское счастье сильной половине:

  1. Одиноким поможет обрести семейный очаг.
  2. Женатым – создать гармонию в семье.
  3. Усиливает сексуальную энергию.
  4. Развивает волю, целеустремленность, пробуждает энергию Воина и Добытчика.
  5. Приносит благополучие: его хозяин не будет испытывать житейских трудностей.

Внимание! Энергетика растения возрастает, если хозяин сам ухаживает за символом своей силы.

Что означает для женщины:

  1. Антуриум должен расти у девушек на выданье, у незамужних дам: он магнитом притягивает мужскую энергию – вместе с самим мужчиной.
  2. Для замужней женщины – это оберег счастливого брака.

Совет! Настоящим талисманом станет подаренный антуриум – причем человеком, счастливым в браке.

Для обоих супругов:

  • хранит преданность и любовь;
  • оберегает от ссор;
  • пробуждает уснувшие чувства;
  • заряжает энергией, устраняет упадок сил, изгоняет меланхолию;
  • отводит неприятности, сглаз, приносит удачу.
  • символ достатка, успешности, финансовой стабильности.

Маленькие суеверия

Быль ли, небыль – но цветок окружен и суевериями:

  1. Цветение антуриума предвещает большую радость в доме.
  2. Цветок нельзя выносить из дома: вместе с ним уйдет супружеское благополучие.
  3. Если хозяин цветка обижает супругу, возле антуриума кладут его вещь: добрая аура растения наставит нарушителя мира в доме на путь истинный.
  4. Молодые растения не переносят ссор: от громких скандалов могут и погибнуть.
  5. Роса на алых прицветниках призывает супругов к взаимопониманию: цветок плачет, когда его дом покидает любовь. «Плачут» растения перед дождем, но суеверие стоит помнить при ссорах.

И последний нюанс: усилить «воздействие» растения поможет его пара, «женское счастье» – спатифиллум. Действуя сообща, эта парочка наверняка сохранит в доме любовь и тепло, пригласит удачу и достаток.

2. Растения силы

К полному разочарованию сторонников психоделического «просветления», Карлос Кастанеда уделяет внимание галлюциногенам лишь в первых двух книгах — «Уроки дона Хуана» и «Отдельная реальность». Поэтому можно сказать, что с точки зрения обывателя эти сочинения Кастанеды наиболее «мистичны».

Всем, разумеется, известно, что наркотические или психотропные вещества издавна употреблялись магами, оккультистами и медиумами. Прежде всего, надо разобраться, какой тип «одурманивания» психики продуктивен для магии, а какой — просто доставляет экзотические переживания и своеобразное удовольствие.

Можно принять за аксиому тот факт, что любое отравление мозга, сопровождаемое нарушением процесса его биоэнергетического метаболизма, с неизбежностью вызывает изменение режима восприятия. Выше мы указывали, что даже обычное голодание, переутомление, бессонница, монотонные и бессмысленные действия способны нарушать работу перцептуального механизма. В этом нет ничего нового: и древние шаманы постились, отказывались спать, плясали до полного изнеможения, и нынешние сектанты таскают вериги, кружатся на одном месте, истязают плоть. Одни и те же внешние приемы последовательно применяются из века в век.

Но употребление ядов — особая статья. Шаманы Севера, скажем, предпочитают настой из свежих мухоморов — микоатропин, содержащийся в грибах, вызывает иногда сильные галлюцинации. Ведьмы всех времен и народов «обожали» дурман, белену — по тем же причинам. Азиатские мистики (из тех, кто не просто «ловит кайф») традиционно употребляют анашу, иногда — опиум.

Конечно, не все из перечисленных растений содержат наркотические вещества. Строго говоря, к наркотикам медицина должна относить только вещества, вызывающие у потребителя пристрастие, а вслед за ним — биохимическую зависимость. Мухоморы, дурман, белена, пресловутая цикута это все, скорее, объекты вожделения для токсикоманов, которым по той же причине подходит и клей, и бензин, и ацетон.

Мистики же всегда использовали свои зелья для особых, эзотерических действий — вызывания духов, осуществления магических влияний, прорицаний и т. п. Скучающая молодежь не любит антропологических исследований, иначе узнала бы много интересного о «кайфе предков» Вот, скажем, Э. Б. Тайлор в книге «Первобытная культура» сообщает, что в Америке индейцы для магических целей часто пользовались самым обычным табаком. Антиникотиновая кампания в те времена не произвела бы на них должного впечатления.

Однако, все по порядку:

«Колумб наблюдал существовавшую на Вест-Индском архипелаге религиозную церемонию, заключавшуюся в том, что на голову идола ставилось блюдо с порошком когобы, который вдыхался через посредство двух стеблей тростника, вставлявшихся в ноздри. Далее, Пане описывает, как тамошний жрец, призванный к больному, вступает в общение с духами, нанюхавшись когобы до того, «что, опьянев, не знает, что делает, и говорит страшную нелепицу, считающуюся разговором с «цеми», которые, по утверждению жреца, и являются виновниками болезни.» На Амазонке племя омагва до новейшего времени употребляло наркотические растения, которыми вызывают опьянение, длящееся целые сутки и сопровождающееся необыкновенными видениями. Из одного такого растения они получают порошок «курупа», который нюхают, как табак, посредством тростинки в форме буквы Y. Сходство названий и обычаев ясно указывает на связь между омагва и антильскими островитянами. Калифорнийские индейцы дают детям наркотическое питье, чтобы получить на основании их видений сведения о неприятеле. Мундуруку в Северной Бразилии, желая обнаружить убийцу, дают такое питье духовидцам, чтобы преступник явился им во сне.

Индейцы дариен кормили детей семенами Datum Sanguinea, чтобы вызвать у них пророческий бред, в котором они видели скрытые сокровища. В Перу жрецы, разговаривавшие с «гуака», или фетишами, имели обыкновение приводить себя в экстатическое состояние наркотическим напитком «тонка» из того же растения, вследствие чего последнее называлось «гуакакача», фетишем-травой. Мексиканские жрецы, по-видимому, также употребляли мазь или напиток из семян «ололиуки», вызывавших бред и видения. Табак употребляли с той же целью в обеих Америках. Вообще следует заметить, что первобытные народы курят табак ради полного опьянения, и с этой целью глотают дым. Колдуны бразильских племен приводили себя в экстаз во время конвульсионных оргий курением табака и видели при этом духов. Поэтому неудивительно, что табак стал называться у них «священной травой». На этом же основании североамериканские индейцы считали табачную наркотизацию сверхъестественным экстазом, а грезы в этом состоянии — наитием. Такие воззрения делают понятной следующую замечательную церемонию делаваров. Во время празднества в честь бога огня и двенадцати прислуживающих ему «маниту» внутри жертвенного дома сооружался шалаш сделанный из двенадцати палок, связанных у верхушки и покрытых одеялами. Высотой он был приблизительно в рост человека. По окончания праздника шалаш этот нагревался докрасна раскаленными камнями, и в него помещалось двенадцать человек. Один из стариков бросал на камни табак, и, когда страдальцы доходили до крайних пределов удушья от табачного дыма и жара, их вытаскивали обыкновенно в бессознательном состоянии.»

А теперь из Америки вернемся в Евразию:

«Не останавливаясь на древнеарийском обоготворении наркотического налитка, послужившего оригиналом божественной сомы индусов и божественной хаомы персов, а также на пьяных оргиях поклонников Диониса в древней Греции, мы обнаруживаем в древнем мире точное подражание низшей культуре в употреблении вызывающих экстаз лекарственных средств. Таковы настои, описываемые Плинием как напитки, вызывающие бред и видения, лекарства, упоминаемые Гезихием, при помощи которых вызывалась Геката, средневековые мази ведьм, дававшие пациенту способность видеть призраков или переносившие его на шабаш и помогавшие ему оборачиваться зверем. Употребление подобных средств сохранилось до сих пор у персидских дервишей. Эти мистики — не только потребители опиума, подобно множеству своих соотечественников, но они курят еще гашиш, и это средство доводит их до состояния экзальтации, сопровождающегося очень живыми и яркими галлюцинациями. Человеку в подобном состоянии, говорит д-р Полак, маленький камешек на дороге кажется огромной глыбой, через которую едва можно перебраться, водосточная канава — такой широкой рекой, что он требует лодку для перевоза. Человеческий голос звучит в его ушах, как гром, он воображает, что у него есть крылья, которые поднимают его от земли. На эти экстатические эффекты, в которых чудеса становятся обычным делом, в Персии смотрят как на высшие религиозные проявления, и лица, подверженные им, равно как и их поведение, считаются святыми и находят последователей.» (Э. Б. Тайлор. Первобытная культура, сс. 487–488.)

Как видите, в наркотических экстазах, доставляющих наслаждение, много бреда и нелепостей. С другой стороны, причудливые церемонии духовидцев, использующих психотропные вещества, вызывают удовольствие весьма сомнительное. Это теперь, в кругах гедонистической молодежи Запада, появилось модное выражение nice trip — т. е. «приятное путешествие, совершенное под воздействием ЛСД». А если не «приятное», то кому и зачем оно нужно?

Правда, есть особая категория химических агентов, которые, вторгаясь в нашу психику, совершают совершенно необычную работу. Об их природе и о механизме их действия написано много. Ученые классификаторы объединили эту совокупность веществ в т. н. «группу больших психоделиков». Обычно сюда относят диэтиламид лизергиновой кислоты (ЛСД-25), мескалин (содержащийся в кактусе Lophophora Williamsi) и псилоцибин — яд, выделяемый из некоторых видов грибов.

Прежде всего, «большие психоделики» не особенно радуют нас наркотической эйфорией. Они мало способны вызывать пристрастие и зависимость, но зато превосходят все остальные алкалоиды в области изменения способов человеческого восприятия. Даже то незначительное удовольствие, которое они могут вызвать, связано не с биохимической стимуляцией «центра наслаждения» (как это свойственно опиатам или продуктам конопли), а скорее с расслаблением перцептуального аппарата, что, в свою очередь, может привести к временному «снятию» экзистенциального конфликта. (Кстати, далеко не всегда. Дж. Лилли, исследовавший ЛСД-25, рассказывает по этому поводу поучительную историю. Приняв препарат под тяжелым впечатлением от семейной ссоры, он не только не расслабился, как это произошло бы с любителем морфия, но и впал в состояние «глубочайшей депрессии», чуть не повлекшей за собой бессознательный суицид. — Подробнее см.: Лилли Дж. Центр циклона. Гл. 1–2.) Пример Лилли как раз иллюстрирует уже общепризнанное положение, что «большие психоделики» не служат для удовольствий — они только что-то «делают» с нашим вниманием: это и производит неизгладимое впечатление, наполняя тривиальный до этого опыт яркими и (что особенно важно!) экзистенциально значимыми для личности галлюцинациями.

Мы полагаем, что и здесь имеет место процесс, в чем-то схожий с восточными психотехниками типа «свидетель». Ввиду того, что наркотическое опьянение «большими психоделиками» выражено совсем незначительно, способность к концентрации внимания и свободному манипулированию им мало страдает от получаемой интоксикации. Контроль над осознанием перцепции позволяет проделывать некоторые последовательности интеллектуальных действий, почти не совершая ошибок. Кроме того, есть еще важное отличие — внимание может быть свободно направлено вовне, а не только вглубь себя, как это бывает у ортодоксальных медитаторов.

Впрочем, главный грех измененного состояния сознания, вызванного как психоделиками, так и интроспективным созерцанием, неустраним: внимание опять-таки теряет ориентиры и не способно отличать эндогенные образы (воспоминания, фантазии, ожидания) от экзогенных (сенсорных сигналов, продуцируемых внешней Реальностью). Однако в случае с психоделическим «бредом» у внимания есть выбор; более того, благодаря некоторому сохранению контроля, у него есть шанс все же отличить мечту от Реальности пусть не всегда, не целиком и не достаточно ясно, но и об этом забывать не стоит.

Олдос Хаксли, проанализировав свои переживания после опыта с мескалином (алкалоид кактуса Lophophora Williamsi — великого «учителя Мескалито», как выражался дон Хуан), записал следующие наблюдения, которые, как мы увидим позже, окажутся нам полезными:

«1) Способность к воспоминанию и «последовательному мышлению» уменьшается или совсем исчезает. (Прослушав записи моих разговоров, происходивших под воздействием мескалина, я не обнаружил, что был тогда глупее, чем в своем обычном состоянии.)

2) Зрительные впечатления в значительной степени усиливаются, глазу открывается та чистота восприятия, которая имела место в детстве, когда чувство не было еще автоматически подчинено идее. Интерес к пространственным отношениям снижается, а интерес ко времени падает почти до нуля.

3) Несмотря на то, что интеллекту вреда не наносится, а восприятие становится намного совершеннее, воля претерпевает глубокие изменения в худшую сторону. Принявшие мескалин не видят смысла в каких-либо действиях и находят причины, в обычном состоянии побуждающие их к действиям и страданиям, глубоко неинтересными. Они не могут волноваться из-за этих причин, так как находятся более занимательные вещи, о которых стоит подумать.

4) Эти более занимательные вещи могут переживаться как существующие «вовне» (это было со мной) или «внутри», или в обоих мирах — внешнем и внутреннем, одновременно либо последовательно. То, что эти вещи действительно более занимательны, всем принимавшим мескалин кажется очевидным, если у них здоровая печень и спокойный ум.»

Легко заметить, как «ключевые стереотипы» тоналя, его основные идеи дезактуализируются. Тональ «слабеет» прямо на стазах: снижается способность к «внутреннему диалогу» (1); идеи непрерывности, ожидаемости и стабильности теряют свою жесткость и легко «соглашаются» с альтернативными идеями (что мы увидим из описания некоторых опытов Хаксли, приводимых ниже); мотивация действия, порождаемая фиксированным «образом себя» сводится к нулю (3); а пространственно-временная координация, отвечающая за синхронность и полноту описания мира, теряет смысл (2). Кроме того, мы сталкиваемся здесь с тем же явлением — «переполнением информацией» тоналя, — как и в техниках по остановке внутреннего диалога, предлагаемых доном Хуаном. Обо всех вышеперечисленных эффектах можно прочитать и у других ученых, исследующих «измененные состояния сознания». (См. например: Altered States of Consciousness. Ed. by Charles T. Tart. New York. 1972.)

Олдос Хаксли свидетельствует об обогащении своего восприятия так: «Исследователь обратил мое внимание на мебель. Маленький столик для пишущей машинки стоял в центре комнаты. За ним, если смотреть от меня, находился плетеный стул, а еще дальше — конторка. Эти три предмета образовали замысловатую структуру из горизонталей, вертикалей и диагоналей — структуру тем более интересную, что ее невозможно было понять с точки зрения пространственных отношений. Я не смотрел на свою мебель как прагматик, которому нужно сидеть на стульях или писать за столом, но и не как кинооператор или фиксирующий научный прибор. Я смотрел, как чистый эстет, которого интересует только форма и расположение форм внутри поля зрения или на холсте картины. <.. > Вот, например, ножки этого стула — как чудесна их округлость, а их полированная гладкость просто сверхъестественна! Я провел несколько минут (или несколько веков?), и при этом не только созерцал эти бамбуковые ножки, но и реально был ими, или, точнее, находился в них.» (Huxley A. The doors of perception.) Гипнотическую, завораживающую глубину обнаружили самые тривиальные вещи: книги, стоящие на полках, собственные брюки, закат солнца над равнинами Калифорнии…

Опыт Карлоса Кастанеды, безусловно, гораздо драматичнее, и, несомненно, дон Хуан приложил к этому руку. Он стремился предъявить ученику более широкий участок спектра Реальности, распахнуть перед ним такие бездны, чтобы его тональ никогда уже не вернулся к своей самоуверенности и самодовольству. В абсолютном одиночестве Мескалито продемонстрировал на кактусовом поле весь груз обусловленности и бессмысленности человеческого тоналя) сквозь обломки которого льется бесценный свет Реальности:

«От каждого пейотного кактуса на поле исходил голубоватый мерцающий свет. Один кактус светился особенно ярко. Я сел перед ним и начал петь ему свои песни. Тут из растения вышел Мескалито — та же фигура в виде человека, которую я видел раньше. Он взглянул на меня. С большим чувством (совершенно необычным для человека моего темперамента) я пел ему свои песни. К ним примешивалась уже знакомая мне музыка — звуки флейт или ветра. Как и два года назад, он беззвучно спросил: «Чего ты хочешь?» Я заговорил очень громко. Я сказал — я знаю, что в моей жизни и в моих поступках чего-то не хватает, но не могу обнаружить, чего же именно. Я смиренно просил его сказать мне, что у меня неладно, и еще сказать свое имя, чтобы я мог позвать его, когда буду в нем нуждаться. Он взглянул на меня. Его рот вы тянулся, как тромбон, до самого моего уха. И он сказал мне свое имя.

Внезапно я увидел отца. Он стоял посреди пейотного поля, но поле исчезло, и вся сцена переместилась в старый дом, где прошло мое детство. Я стоял с отцом у смоковницы. Я обнял его и стал торопливо говорить ему все, чего никогда не мог ему сказать. Каждая мысль была законченной и исчерпывающей. Было так, словно у нас в самом деле нет времени и нужно сказать все сразу. Я говорил что-то совершенно потрясающее, говорил о чувствах, которые к нему испытывал, — что-то такое, о чем при обычных обстоятельствах никогда не посмел заикнуться.

Отец не отвечал. Он просто слушал, а потом исчез. И я снова был один, я плакал от печали и раскаяния.

Я пошел через пейотное поле, выкликая имя, которому меня научил Мескалито. Что-то появилось из странного, похожего на звездный, света на кактусе. Это был длинный светящийся предмет — что-то вроде палки из света, величиной с человека. На мгновение он осветил все поле ярким светом, желтоватым или янтарным; затем озарил все небо, отчего получилось необычайное, чудесное зрелище. Я подумал, что если буду смотреть, то ослепну. Я зажмурился и спрятал лицо в ладонях.

Я безошибочно знал, что Мескалито велит мне съесть еще один бутон. Но как же это сделать, подумал я, у меня ведь нет ножа, чтобы его срезать. «Съешь прямо с земли», — сказал он мне тем же необычным образом. Я лег на живот и стал жевать верхушку растения. Оно согрело и ободрило меня. Все мое тело, каждая его клетка согрелась и выпрямилась. Все ожило. Все состояло из сложных и тонких деталей, и в то же время все было таким простым. Я был повсюду: я мог видеть все, что вверху, и все, что внизу, и все вокруг одновременно.

Это непередаваемое чувство я испытывал как раз столько времени, чтобы успеть его осознать. Затем его вытеснил гнетущий страх, который пусть не мгновенно, но все же достаточно быстро и неумолимо овладел мною. Сначала в мой чудесный мир безмолвия ворвались острые звуки, но я не обратил на это внимание. Затем звуки стали громче и назойливей, как будто надвигались на меня. И постепенно исчезло недавнее чувство, когда я плавал в мире целостном, безразличном и прекрасном. Звуки выросли в гигантские шаги. Что-то громадное дышало и двигалось вокруг меня. Я понял, что оно за мной охотится. Я побежал и спрятался под валуном, пытаясь оттуда определить, что же меня преследует. На мгновение я выглянул из своего убежищу, и тут преследователь, кто бы он ни был, на меня бросился. Он был похож на морскую водоросль. Водоросль бросилась на меня. Я думал, что буду раздавлен ее весом, но оказался в какой-то выбоине или впадине. Я видел, что водоросль покрыла не всю поверхность земли вокруг камня. Под валуном остался клочок свободного пространства. Я старался вжаться под камень. Я видел капающие с водоросли огромные капли слизи. Я «знал», что это секреторная жидкость — пищеварительная кислота, чтобы меня растворить. Капля упала мне на руку; я пытался стереть кислоту землей и смачивал ожог слюной, продолжая закапываться. В какое-то мгновение я почти растаял.

Меня вытаскивали на свет. Я решил, что уже растворен водорослью. Я смутно заметил свет, который становился все ярче. Свет шел из-под земли, пока наконец не прорвался в то, в чем я узнал встающее из-за гор солнце.» (I, 132–134)

Каждое «психоделическое» переживание Кастанеды заново «оживляется» доном Хуаном — он стремится закрепить в сознании ученика свободу восприятия. Неважно, что из пережитого им действительно имеет смысл, а что отражает груз накопившихся проблем и предвзятостей. Смысл рассказов и воспоминаний в другом — мир можно воспринимать иначе, мир не связан нашим перцептивным шаблоном, он свободен и беспределен до всем.

Тот же урок заключался и в созерцании Реальности «глазами вороны» (I, 152–153), и в жутковатой аудиенции у мифического «стража другого мира», и тогда, когда Карлос неоднократно погружался в «зеленый туман» у оросительной канавы. Если вы ищете здесь скрытую информацию, обучение «тайному знанию», то вряд ли найдете: все это — способы «расшатать» тональ, «усмирить» его и в случав надобности заставить его покорно отойти в сторону.

И нельзя не отметить — такие уроки пошли Кастанеде на пользу.

«Помогли ли мне растения силы? — спросил я.

— Конечно, — сказал он. — Они раскрыли тебя, остановив твой взгляд на мир. В этом растения силы оказывают такое же воздействие на тональ, как и правильный способ ходьбы. И то, и другое переполняет его информацией, и сила внутреннего диалога приходит к концу. Растения силы превосходно подходят для этой цели, но их применение оплачивается слишком дорого. Они наносят слишком большой вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана.» (IV, 247) (В работе с Кастанедой дон Хуан употреблял разновидность Datura innoxia — индейский дурман. Из наиболее активных алкалоидов выделен скополамин.)

В мире растений силы легко заплутать, и дон Хуан часто предупреждает об этом. Древние мага нередко оказывались жертвами определенных пристрастии, вызываемых понравившимся растением. Их специфическая энергия давала им возможность многократно повторять один и тот же перцептивный опыт, служащий предметом мифа и поклонения (о биохимической зависимости мы здесь не говорим). В первых книгах Кастанеда не раз упоминает о том, что дон Хуан называл растения силы союзниками, что поневоле вызывало в сознании ученика антропоморфный образ. Союзник, будучи энергетической формой из пространства, недоступного обычному восприятию, никак не связан с растением или психотропным веществом. Однако они, бывает, сопровождают друг друга. «Растения силы подводят ученика непосредственно к нагуалю, а союзник является одним из его аспектов…» (IV, 247) В разделе «Реальность нагуаля» мы будем особо рассматривать союзников как источник специальной энергии, сообщающей магу способность действовать в силовом поле Реальности. Растения силы — не единственный путь приближения к ним, но соблазнительный из-за своей доступности, легкости, так как требует сравнительно невысокого уровня самодисциплины. И все же путь растений вряд ли стоит рекомендовать: беспризорный тональ, получив доступ к новым полям перцепции, ничтоже сумняшеся превращает их в настоящий сумасшедший дом. Разнообразные «видения» Кастанеды тому яркий пример. То, что его тональ уцелел, — заслуга изумительного мастера. «После целой жизни борьбы я знаю, что действительно важным является не просто научиться новому описанию, но прибыть к целостности самого себя. Следует прибыть к нагуалю, не покалечив тоналя и, превыше всего, не покалечив своего тела. Ты принимал эти растения, следуя точным этапам, через которые прошел я сам. Единственным отличием было то, что я остановился, когда решил, что ты накопил достаточно взглядов на нагуаль. Именно по этой причине я никогда не хотел обсуждать с тобой твои встречи с растениями силы и не позволял тебе иметь навязчивую идею относительно них. Не было смысла строить схемы того, о чем нельзя говорить. Эnо были настоящие экскурсии в нагуаль, в неизвестное.» (IV, 248–249)

Взаимодействие «неусмиренного» тоналя с перцептивным освобождением может давать результаты дисгармонические и неожиданные. Помните оговорку Хаксли — «если у них здоровая печень и спокойный ум»? Насчет «здоровой печени» мы еще можем побеспокоиться, но вот «спокойный ум» без специальной тренировки дается крайне немногим. Весь эгоистический «мусор», пропитанный соками биологически эволюционирующего хищника («наш взгляд — взгляд хищника»), все наши амбиции, страсти, агрессия и страх выползают на поверхность существа, а его «одурманенный» тональ уже не знает, где внешнее и где внутреннее. И второе внимание, размахивающее дубиной первобытного охотника, может «резонировать» с энергиями разрушительными и пагубными. Ла Горда, одна из учениц дона Хуана, разъяснила Карлосу опасность его положения таким образом: «Мы собирали его посредством сновидения, а ты сделал это при помощи своих растений силы. Нагваль сказал, что эти растения собрали угрожающую сторону твоего второго внимания в одну глыбу, и что это и есть та фигура, которая выходит из твоей головы. Он сказал, что это случается с магами, которым дают растения силы. Если они не умирают, то растения силы закручивают их второе внимание в эту устрашающую фигуру». (V, 563)

Словом, дело не в здоровой печени, не в грозящей токсикомании, которая повсюду мерещится наркологам, не в биохимической зависимости и снижении трудоспособности (на что сетуют социологи и блюстители «нравственного здоровья» нации). Мрачная власть полуживотного эго распрямляет крылья и распускает когти, чтобы крушить, подавлять, устрашать и подчинять все вокруг себя — все, что не есть оно. Обычный человек, получивший доступ ко второму вниманию, и есть полноценный «черный маг», враг рода людского. И если уж вспоминать Сатану, то именно здесь его укрывище, — логово ненасытного Зверя.

Когда Карлос «остановил мир» (т. е. вышел из-под власти тоналя), не прибегая ни к загадочному кактусу, ни к дурману, ни к «курительной смеси» дона Хуана, он понял важную вещь: растения силы не так уж важны в магии, и, возможно, больше никогда ему не потребуются. «С полной очевидностью я осознал: мое первоначальное предположение относительно принципиального значения психотропных растений — ошибка. Они вовсе не являются важным аспектом магического описания мира, они лишь помогают свести воедино разрозненные части этого описания. Просто в силу особенностей характера я был не в состоянии воспринимать эти части без помощи растений. Упорно цепляясь за привычную версию реальности, я был глух и слеп к тому, что дон Хуан пытался внедрить в мое сознание. И только эта моя нечувствительность заставляла его использовать в моем обучении психотропные средства.» (III,

447) Еще более откровенно рассказывает Кастанеда о своем «прозрении» в интервью Сэму Кину: «Дон Хуан использовал психотропные средства только в начале моего обучения, поскольку я был, по его словам, слишком самонадеян и «заторможен». Я держался за свое описание мира, как утопающий за соломинку. Психотропные средства создали брешь в моей защите — системе глосс. Моя догматическая уверенность была разрушена.»

Апологеты ЛСД-революции утверждали в свое время, что только психоделики способны кардинальным образом преодолеть пропасть, лежащую между «я» (эго) и действительностью, что только с их помощью человек обретет, наконец, изумительную яркость и чистоту восприятия, постигнет великолепие Вселенной и позабудет горечь «отделенного» существования — свою неудовлетворенность, беды, страдания и заботы. Национальные правительства не приняли эту идею — политики и экономисты хорошо знают, что личности, лишенные эго, перестают быть социумом, и тогда «история прекращает течение свое». Не стоит, однако, уповать на успехи химии. (Тем более, что Хаксли сообщает нам о давно известном факте: мескалин и адреналин имеют сходную химическую структуру. А «затем было сделано открытие, что адренохром, являющийся продуктом распада адреналина, может вызывать многие симптомы из тех, что наблюдаются при отравлении мескалином. Но адренохром, вероятно, возникает спонтанно в человеческом теле. Другими словами, каждый из нас может вырабатывать химический продукт, ничтожная доза которого вызывает глубокие изменения в сознании…

— The Doors of Perception.)

Сэм Кин тоже пытается понять, есть ли различие между психоделическим опытом и переживаниями Кастанеды в смысле «слияния со Вселенной» и «повышенной яркости восприятия»:

«С. К.: По-видимому, психотропные средства на какое-то время устраняют границу между «я» и миром, и дают возможность мистического слияния с природой. Во многих культурах, сохранивших интуицию общности человека и природы, также предусматривалось церемониальное использование психотропных средств. Был ли Ваш магический опыт без их использования аналогичным тому, когда Вы принимали пейот, «дымок» и «траву дьявола»?

К. К.: Не только аналогичным, но гораздо более интенсивным. Каждый раз, когда я принимал психотропные растения, я помнил об этом, и у меня была, таким образом, постоянная возможность подвергнуть сомнению достоверность испытываемого опыта. Но когда, например, со мной разговаривал койот, у меня не было никакой такого рода защиты. Я не мог истолковать это каким-либо рациональным образом. Я в самом деле остановил мир, и на короткое время вышел за пределы привычной западно-европейской системы описания.» (Из интервью в Psychology Today.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как ухаживать за комнатным растением антуриумом.

Еще несколько лет назад о красивоцветущем растении-лиане, которое подолгу сохраняет декоративный вид, мы знали совсем немного. Сейчас же опытные любители комнатных растений обязательно пополняют коллекцию зеленых цветущих питомцев выходцем из Южной Америки.

Антуриум получил народное название «мужское счастье», поскольку именно этот цветок чаще всего преподносят в качестве презента мужчинам

Элегантное создание является воплощением силы, смелости, свободы, страсти к женщине. Однако антуриум получил и менее милозвучные названия.

Антуриум флористы используют в мужских букетах

Его называют и «чёртовым языком», «цветком-фламинго», закрепилось даже название «поросячий хвост». Правда, так его называют редко, а название «мужское счастье» больше распространено.

Как называется цветок мужское счастье, как выглядит?

Цветок-фламинго прекрасно вписывается в современный интерьер дома или офиса, подчеркивая его лаконичность и гармоничную обстановку.

Лучшим местом для «мужского счастья» будет то, которое ему не придется делить с соседом: антуриум раскроется во всей красе, только в случае отсутствия рядом других растений.

Флористы часто используют антуриум в цветочных композициях, поскольку срезанные цветы могут сохранятся свежими до пяти недель

Антуриум может цвести целый год

Антуриум привезли к нам из Южной Америки. Неприхотливым его назвать трудно: для растения необходимо создавать особые условия, чтобы и влажность была повышенной, и на цветы вода не попадала, и чтобы почва не пересыхала.

Растение с яркими язычками пламени, которые образует соцветие-початок, с бархатистыми темно-зелеными листочками. Прицветник стреловидной или сердцевидной формы, словно покрывалом, укутывает початок. В высоту растение может достигать 40 см

С ярко алым цветом прилистника

Что же представляет из себя соцветие антуриума? Это початок, окруженный эффектным блестящим прицветником розового, коричневого, белого пятнистого, желтого или огненно-красного цвета

С фиолетовым прилистнииком

Белое соцветие антуриума

Коричневый

Розовый прилистник с зеленым краем

Встречаются прицветники с необычным окрасом – фиолетовым. Прицветник или цветное покрывало самой природой стилизовано в форме сердца. Такой цветок сложно перепутать с каким-либо другим комнатным любимцем.

Антуриум зацветает в марте и может радовать цветением на протяжении 7-8 месяцев. Каждое отдельное соцветие цветет 1-1,5 месяца.

Только в хороших условиях экзотическое растение вырастает в высоту до 0,8 м. В диаметре же антуриум может достигать 0,5 м

Только здоровое и ухоженное растение поможет решить проблемы в личной жизни

В Американских тропиках и субтропиках антуриум произрастает в дикой природе и является эпифитом (крепятся к другим растениям). Но в наших погодных условиях цветок-фламинго будет комфортно чувствовать себя исключительно в отапливаемых помещениях. Элегантному цветку требуется и особый уход

Антуриум в дикой природе

Виды цветков Мужское счастье

Среди антуриумов есть и неприглядные с виду представители. Форм красивоцветущих антуриумов имеется несколько:

Андре имеет укороченный стебель, многочисленные выступающие наружу воздушные корни и крупные кожистые листья

  • В хороших условиях могут вырастать в высоту до 1 м. Раскрывающийся прицветник в диаметре имеет 15-20 см
  • На глянцевой поверхности прицветного листа хорошо заметны прожилки. Еще 15 лет назад антуриум вида антре выращивали только в оранжереях
  • Оттенки прицветника имеют яркие расцветки: белую, красную, желтую и зеленую
  • Соцветие-початок окрашено в белый или желтый цвет. Встречаются формы и с другими расцветками соцветия

Антуриум андре

Антуриум шерцера имеет укороченные побеги

  • Это растение — одно из самых приспособленных к выращиванию в домашних условиях
  • У растения кожистые листья с матовой поверхностью и мелкими черными точками
  • Отличается от своих экзотических собратьев более продолговатой формой прицветника и закрученным спиралью початком

Антуриум шерцера

У антуриума хрустального короткие побеги и большие, достигающие 40 см в диаметре сердцевидные листья

  • На бархатистых темно-зеленых листовых пластинах прожилки образуют рисунок с серебристым хрустальным блеском

Антуриум хрустальный

Антуриум величественный – это растение с мощными листьями, на которых просматриваются белые прожилки

Антуриум величественный

Антуриум ясножильчатый ценится любителями за красивые узорчатые листья

  • Его соцветия неброские. Их оригинальность заключается в том, что на зеленоватом фоне выделяется бледно-пурпурный «початок»

Антуриум бэйкера — обладатель коротких побегов.

  • Его листья ремневидные и плотные. Могут достигать в длину 50 см
  • Отличительной особенностью антуриума бейкера является наличие красно-коричневых точек на нижней части листа
  • Прицветник кожистый бледно-желто-зеленый с лиловой каймой окружает кремово-белый початок

Антуриум бейкера

Антуриум лазящий вырастает до 1 м в высоту

  • Его листья имеют ланцетовидную форму
  • Прицветник бледно-зеленого цвета окружает желто-зеленый початок

Антуриум лазящий

Гибриды, которые поступают в продажу

  • У них различная окраска прицветников
  • Размер взрослого растения трудно предсказать, потому, купив миниатюрный антуриум, можно только удивляться, как быстро кустик разрастается в высоту и ширину

Цветок Мужское счастье — как ухаживать в домашних условиях, чтобы цвел?

На период цветения растение нуждается в затенении. Не убрав вовремя в летнее время раскрывший свои соцветия антуриум, можно обнаружить пожелтевшие пятна и ожоги на листьях, которые цветок получает от прямых солнечных лучей. Позже поврежденные листья просто высохнут

Цветок нужно беречь от прямых солнечных лучей

Первое правило грамотного ухода за антуриумом: в период цветения исключить всякое яркое освещение и беречь от попадания прямых солнечных лучей

Второе правило: в зимний период следует обеспечить цветку хорошее освещение

Третье правило: не допускать сквозняков

Главное правильно подобрать место для антуриума

Где же разместить столь капризное растение?

Южное или западное окно идеально пойдет для антуриума, если удастся обеспечить его дополнительной подсветкой. На летний период антуриум следует поместить в затененное место

Как обеспечить обильное цветение?

Чтобы цветок долго радовал глаз своими прекрасными цветами зимой его необходимо перенести в помещение с постоянной температурой до +15 °С (это правило не распространяется на антуриум хрустальный, который следует содержать при температуре +18 °C и не допускать ее понижения)

Обильное цветение возможно только при гравильном уходе

Те соцветия, которые уже отцвели, не должны оставаться на растении: они начнут завязывать семена и растение ослабнет.

Как и когда подкармливать антуриум?

Цветок нуждается в подкормке минеральными и органическими удобрениями с марта и до сентября. В качестве удобрений можно использовать смешанные в равных количествах перегной и коровий навоз. Или подкармливать настоем из куриного помета

Если же подкормку производить покупными удобрениями, то дозу, указанную в инструкции, необходимо уменьшить.

Все это время его нужно подкармливать не чаще и не реже двух раз в месяц.

В зимний период антуриум переходит в стадию покоя, потому удобрять и поливать его нужно реже

Не следует часто поливать антуриум

Полив – раз в неделю, но при условии частого опрыскивания теплой отстоянной водой и использования увлажнителя воздуха

При опрыскивании растения следует избегать попадания капель воды на соцветия

Листья необходимо протирать от пыли. Для этого используют мягкую влажную губку

Зимой растению необходимо набраться сил перед предстоящим цветением. Потому его следует разместить в хорошо освещенном месте. Нехватка солнечного света может стать причиной пожелтения «мужского счастья»

Пожелтевшие листья

Почему не цветет цветок Мужское счастье?

Цветет антуриум в благоприятных для него условиях.
Растение не зацветает? Вероятные причины:

  • Длительное понижение температуры негативно сказывается на цветке. Он может вообще не зацвести
  • При постоянном заливании верхнего слоя или если земляной ком неоднократно пересушивался, то цветок цвести не будет
  • Сильная жара в зимний период приведет к тому, что антуриум так и не выпустит красивых сердцевидных соцветий
  • Если состав грунта неправильный, то цветок не зацветет. В состав смеси для антуриума должен входить перегной, древесный уголь, частички коры и сфагнума. Смесь из торфа не подходит антуриуму (низинный торф добавлять нельзя ни в коем случае)
  • Если были допущены ошибки при пересадке (неправильно подобранная смесь или горшок), были повреждены корни, то цветок ослабнет и ему будет не до цветения

Что же делать, чтобы антуриум зацвел?

  • регулярно подкармливать, добавляя почве кислотности, подсыпая хвойные иголки
  • не допускать поражения стебля и корней болезнями (гнилью из-за перелива)
  • не переставлять часто горшок с антуриумом с места на место
  • не оставлять отцветшие бутоны на стеблях (их срезают у основания)
  • не перекармливать удобрениями
  • обеспечить влажность воздуха, установив комнатный увлажнитель

Если исправить все ошибки в уходе, то цветение наступит через 2-3 месяца

Антуриум в интерьере

Болезни цветка Мужское счастье

Болеть растение начинает при неправильном уходе. Что же является губительным для антуриума?

  • Темные пятна на листьях появляются в том случае, если цветок находиться на протяжении длительного периода в помещении с низкой температурой. Достаточно лишь поместить антуриум в теплом помещении и уменьшить полив
  • Растение может поражать мучнистый червец. Вредитель заселяет наземную часть растения. Выявить наличие мучнистого червеца не сложно: побеги покрываются трещинами, а листья покрываются пятнами. Если не помочь растению, листья начнут осыпаться. Уничтожить вредителя можно, обработав антуриум «Карбофосом»
  • Почернение кончиков листьев связано с переизбытком солей кальция в грунте. Растение нуждается в срочной пересадке в подходящий для антуриума грунт
  • Темные пятна на прицветниках вызвано попаданием капель воды при опрыскивании. Пораженные цветоносы следует удалить
  • При поражении растения авокадовой щитовкой листовые пластины покрываются липким налетом. Для борьбы с вредителем можно протереть листья намыленной хозяйственным мылом губкой или обработать цветок 2%-ным «Карбофосом»

Растение может поражаться грибковыми заболеваниями:

  • серой гнилью (растение покрывается серым налетом, который образуют грибковые споры) – при чрезмерной влажности. Для спасения цветка его следует поместить в проветриваемом помещении и обработать «Топсином»
  • септориозом (появляется бурый налет с темноватыми точками на листовых пластинах, края пораженных участков образуют светлую кайму). Лечение состоит в удалении пораженных листьев и обработке антуриума раствором медного купороса слабой концентрации или хлорокисью меди

Как поливать цветок Мужское счастье?

Поливать и опрыскивать антуриум в жаркий летний период необходимо обильно. Зимой полив нужно уменьшить. Однако земляной ком не должен пересыхать

Требования к воде:

  • Поливать антуриум следует только отстоянной водой либо дождевой. Если такой нет, то можно искусственно умягчить ее. Для этого воду кипятят и наполовину разбавляют водой из-под крана или используют препараты для нейтрализации жесткости воды (их продают в цветочных магазинах)
  • Корни антуриума не терпят известковых отложений, и растение может погибнуть
  • При опрыскивании и поливе следует избегать попадания капель на прилистники и ветки. Иначе останутся пятна. Лишнюю воду из поддона сливают
  • Но на ветки вода не должна попадать! Капли воды оставляют пятна на листьях. Излишки воды из поддона выливаются

Подбирая горшок для посадки антуриума, лучше отдать предпочтение пластиковому или глазурованному. На их внутренних стенках не происходит отложения солей.

Для опрыскивания антуриума необходимо использовать мелкий распылитель. Но специальный увлажнитель воздуха лучше справиться с задачей

Цветок мужское счастье: приметы и суеверия

  • Цветок антуриум помогает представительницам прекрасной половины человечества наладить личную жизнь. Нужно только приобрести его и обеспечить цветку хорошие условия. Тогда в дом, где проживает одинокая девушка или женщина, устремятся потоки мужской энергии, и проблема исчезнет сама собой
  • Если в семье начинаются ссоры и разногласия, то для прекращения подобных сцен стоит купить антуриум. Вместе с комнатным цветком в доме воцарится стабильность, отношения станут гармоничными, а между супругами появиться взаимопонимание
  • Однако для того, чтобы в семье все изменилось к лучшему, необходимо учесть следующее: цветок мужское счастье справиться с возложенной на него миссией только в паре с другим цветком – спатифиллумом. Это комнатное растение олицетворяет счастье женщины
  • Супругам следует поделить обязанности по уходу за цветами: каждый должен холить и лелеять «свое счастье»
  • Цветок стоит завести и тем, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. Как можно понять из названия «мужское счастье», антуриум способен избавить от чисто мужских недомоганий – проблем сексуального плана. У мужчины увеличивается мужская сила и укрепляется здоровье
  • Несколько цветов «мужское счастье» в доме помогут улучшить финансовое положение. Но привлекут цветы деньги, только если они здоровые и ухоженные
  • Антуриум – хороший лекарь и для тех людей, которые ощущают упадок сил, часто болеют. Его мощная энергетика помогает восстановить силы. Страдающие депрессией перестают поддаваться унынию

Сильными свойствами обладает подаренное растение. Вот почему антуриум часто преподносят мужчинам в подарок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *