Картина крымова зимний вечер

Сочинение по картине Крымова Зимний вечер 6 класс описание

Зимний вечер

Невероятным произведением искусства является картина А.Н. Крымова «Зимний вечер». Зима — это, вообще, волшебное время года, а на этой картине художник изобразил все красоты и статность зимы в самых ярких красках. Глядя на нее, появляются различные смешанные чувства: умиротворение, радость, тепло и немного тревоги. А еще в голове появляются такие слова: уют, очаг, дом, спокойствие. Все это оттого, что художник с точностью передал не только предметы, но и свои чувства.

На первом плане художник изобразил замерзшую реку. У ее истоков сидят и греются друг о дружку воробушки, это говорит о том, что мороз есть, но он несильный. Именно поэтому на реке никого нет — лед тонкий и можно провалиться. Неподалеку от нее стоят люди, и, видимо, они любуются превосходным пейзажем, а еще мама объясняет своему непослушному малышу, что по речке ходить нельзя — опасно.

Картина называется «Зимний вечер», но, несмотря на это, она очень светлая. Возможно, этим вечером казалось светло от большого количества снега, а, возможно, еще не совсем поздно. Но это бесспорно вечер, с левой стороны видно пару лошадей, которые везут воз. Они возвращаются из леса и, скорее всего, везут дрова, чтобы натопить печку и в доме стало тепло и уютно. А также в одном из домов, хозяева уже зажгли свет, возможно, это свечка, а может быть и керосиновая лампа.

Кстати, изображенные маленькие домики говорят о том, что это небольшая деревушка, которая соседствует с лесом. А из гущи деревьев выглядывает купол церкви, в которой холодными воскресными вечерами проводят службу. Снега на картине очень много и он выглядит таким мягким и невесомым, что невольно напоминает перину на старой бабушкиной кровати. А цвета, которыми художник изобразил снег, говорят о том, что погода в этот вечер была хорошей: тихо, снежно и морозно. Невероятно, но посмотрев на небо, которое изображено изумрудно-зеленого цвета, кажется, что вот-вот повалит снег, и нужно поскорее возвращаться в теплый дом.

Описание картины

Картина «Зимний вечер» была создана популярным русским художником-пейзажистом Н.П.Крымовым. Кидая свой взор на холст, понимаешь, как художника обворожила скромная природа родной земли. Определенно ему нравится снег, стойкий мороз, величественная важность зимы. Читая название картины, представляются сумерки, а на самом деле, когда смотришь, на эту картину видишь совсем противоположное. Картина весьма лучезарная, судя по всему это начало зимнего вечера.

Видимо по этой причине ярко – зеленное с голубоватыми оттенками небо располагается на большей части картины. Но, а на передней большей части картины – снег. Без снега не обходится ни одна зима, он как – будто одеяло покрывает землю, пряча под собой прошлогоднюю зелень, маленькие кустарники.

Дома стоят, словно одетые в белые снежные шапки. В этих домах конечно тепло и комфортно. Позади домов видны большие роскошные верхушки деревьев, между которыми виднеется большая звонница церкви.

Посредине картины видны тропинки протоптанные людьми. По одной из этих тропинок идут люди. Это, скорее всего жители тех домов, которые стоя под белыми шапками. Так же на картине видны дети, для которых зима это радость.

Если присмотреться к картине, то можно увидеть две лошадиные повозки с сеном. День подходит к концу и люди спешат закончить свою работу, пока еще не стемнело.

Снег не переливается в солнечных лучах, так как солнце уже не прочь спрятаться за горизонтом. В тех местах, где падает тень он темно – синий, а в тех местах, где озаряется солнцем – светлый. Это большое количество оттенки на картине дают почувствовать тот холодный морозный воздух спокойствие и умиротворение. Но в действительности, когда смотришь на картину, становится не холодно и комфортно. Этого результата художник добился благодаря цветовой гамме. Именно она передает всю ту чувственность и искренность картины.

Сочинение описание №3

Хорошо сидеть на кухне с теплым чаем и смотреть на зимний вечер и на всю его красоту. По той дороге идут взрослые с работы, а вот там дети возвращаются с прогулки вместе с мамой. Иногда и летом появляется желание вернутся в холодную пору, и когда я почувствовал его, то решил сходить посмотреть на зимние фотографии и картины, где и наткнулся на «Зимний вечер» Крымова.

Смотря на эту картину, я в первую очередь чувствую умиротворение и тишину. На душе становится светло и тепло, в такие моменты ты начинаешь погружаться в детство и вспоминать все греющие душу истории: то, как мама возила тебя с горки на санках и то, как ты разбил нос, катаясь в первый раз на коньках.

На переднем плане картины Крымова в первую очередь мы видим снег. На вид он пушистый и легкий, еще не знает, что совсем скоро, когда появятся первые лучики света он растает, и встретимся мы с ним только в следующем году. Видны различные щетинки кустарников, однако, они не совсем зеленые: скорее, болотного, и даже грязного цвета. Видим черные пятна, и если приглядеться, в них можно различить четырех птичек.

На снегу мы видим многочисленные тени, и не только от кустов, но также и от людей. Ближе к зрителю можно увидеть четыре человеческих очертания и первое, что бросается в глаза, так это человека, которые три стоят вместе. Можно предположить, что это семейная пара с ребенком. Муж и жена одеты в теплые, но при этом темные шубы, а на ребенке можно различить розовую курточку. Поодаль от них находится другой человек. Непонятно, почему он отдельно от них? Хорошо, что художник не рассказал эту тайну, ведь зритель может сам это додумать. Однако, можно различить одну главную особенность, все они смотрят вдаль. Ребенок возможно смотрит на птиц, а взрослые в небо, раздумывая о глубоком, например, о смысле жизни.

На заднем фоне мы можем увидеть, в первую очередь, деревянные дома крестьян. Они утопают в снегу, а на крышах лежат огромные белоснежные сугробы. Тут тоже возникает вопрос: чьи же это дома? Тех людей, что смотрят вдаль? А может, тех, что едут с лошадьми и что-то везут? В окнах достаточно светло, так что можно предположить, что ни один вариант из предложенных не подходит, и дома являются собственностью совершенно других людей. Также, кроме домов, мы можем увидеть высокие, могучие кроны деревьев, которые возвышаются над домами. Можно заметить, что их цвет тоже не является зеленым, он какой-то грязный, болотный. Поодаль стоит церквушка, это мы можем заметить по куполу, который выглядывает из леса. И самое главное, что есть в этой картине — небо. Оно величественное и могучее, но при этом светлое, и даже в какой-то степени яркое. Как много художник задействовал красок на него, тут мы уже можем отчетливо увидеть белый, смешанный с зеленым, где-то виден даже голубой.

Мне эта картина очень понравилась, я буду ее смотреть в грустные моменты своей жизни и думать о светлом.

Сочинение описание по картине Зимний вечер Крымова

Тишина. Едва уловимый скрип снега. Все бело. Где-то вдалеке бегут лошади, везут стога сена. Когда я смотрю на картину, мне хочется забросить все свои дела, сесть на скамью, закрыть глаза и подумать о чем-нибудь приятном.

Кажется, что природа замерла, уснула. Огромные кроны деревьев не шелохнуться. Они надели свои темные одежды и замерли в ожидании весны. Люди очень тихо разговаривают, боясь разбудить все живое. Белые сугробы похожи на пушистое махровое одеяло, которое накрыло землю и дома. В избах уже включен свет. Хозяйка, наверняка, уже готовит ужин и готовится затопить печь.

Глядя на картину, я вспоминаю свое родное село. Когда я был маленьким, я любил кататься на горках, бегать по сугробам и играть в снежки с ребятами. Под вечер, придя домой, я залезал на печку и грелся, закутавшись в одеяло. Мне кажется, что, когда я смотрю на эту картину, я возвращаюсь в свое детство – все мне кажется таким знакомым.

Н. Крымов умеет передать не только красоту зимней природы, но и ее чувства, звуки, ощущения. От картины веет зимним холодом, родным теплом и воспоминаниями. Тоненькие тропинки между сугробами говорят о том, что зима уже вовсю бушует, однако люди не боятся ее и не хотят сидеть дома.

Зима – это прекрасное время года. Художник смог изобразить всю ее красоту, используя лишь два цвета – белый и синий. Голубое вечернее небо, замершая река, темно-синие тени, которые показывают зрителю, что солнце уже садиться. Эти цвета передают холод и стужу. Черным цветом Н. Крымов изобразил все живое – лошади, птицы, люди. Все они ждут новых весенних красок, а пока они находятся в умиротворенном состоянии и готовятся снять эту темную одежду.

Небо уже потихоньку темнеет, а это значит, что скоро люди разойдутся по домам. Дома их ждет горячий ужин, теплая печь и долгие разговоры за большим деревянным столом.

Интересные сочинения по картинам

  • Сочинение по картине Серова Мика Морозов 4 класс описание

    Знаменитый художник Валентин Александрович Серов написал много замечательных картин. Особое место в творчестве Валентина Александровича занимают портреты детей. Серов признан мастером детского портрета. Художник с доскональной точностью передавал

  • Сочинение по картине Васнецова Витязь на распутье, 6 класс (описание)
  • Сочинение по картине Широкова Друзья 7 класс описание и рассказ от имени мальчика

    Говорят что настоящую дружбу нельзя купить за деньги. Исключение из этого правила — щенок, которого купил новый хозяин. Собака, пожалуй, единственное живое существо, которое не предаст своего хозяина.

  • Федотов П.А.

    Родился в Москве в 1815 году. Мальчика воспитывал отец, который был суворовским солдатом, а позже получил дворянство за свои воинские заслуги. Отец Павла хотел воспитать его настоящим мужчиной, и поэтому отправил сына

  • Сочинение по картине Левитана Весна большая вода, 4 класс (описание)

    После трудной, холодной зимы, постепенно, словно нехотя, просыпается природа. Отзвенела капель, и все выше и выше над горизонтом в обеденную пору поднимается солнце. И вот тогда становится заметно насколько чист воздух, насколько он прозрачен.

LiveInternetLiveInternet

Радужный_ветер все записи автора

Yvette Moore — December

Зимний вечер за окном,
Синий вечер за окном.
Серебрится в дымке синей
Синий двор и синий дом.
Запоздалый пешеход
Синей улицей идёт,
А за ним крадётся следом
В синей шубе рыжий кот.
На деревьях синий иней,
На снегу синицы след…
В этот вечер синий-синий
Я пишу зимы портрет.

©

Tricia Reilly-Matthews

DARRELL BUSH

Eleanor Polen

Persis Clayton Weirs

Воробьева Ольга. Январь

Ни радужных красок, ни блеклых,
Все в белом — дома и холмы.
Но видишь узоры на окнах —
Фантазии русской зимы.
И в сказочных этих узорах,
В серебряной их тишине
Мерцают сады, о которых
Вздыхал ты, быть может, во сне.
Я. Рыленков

Winter wndows

Волков А. — Aspen window

Гармашова Ирина

А. Волков — Зимнее окно

cat-in-the-window-randall-weidner

Волков А. — Зимнее окно

Дмитрий Петров

Serguéï Andréïévitch TOUTOUNOV

Podshivalov Aleksandr

А. Гурьева-Сажаева

Наталия Егорова — Зимние узоры

Опять погода стужей дышит.

Зато на окнах сквозь лучи

Мороз опять узоры пишет

Своей серебряной парчи.
С. Есенин

Вадим Чазов — Первый снег

За окном завьюжилась белая метелица,
По замерзшим лужицам белой шалью стелется,
В стекла ночью темною поскреблась снежинками,
Полотно оконное расцвело картинками.
То морозец-выдумщик шелковыми кистями
Расписал оконницы сказочными листьями
Над высокой крышею, тучами укрытые,
Звезды спят озябшие, всеми позабытые.
Сонное спокойствие им зима лелеет,
Вниз сквозь сито тонкое
Снег на землю сеет,
Крошево пушистое с лЁту подобрали
Ветер да метелица, что в снежки играли.
Пели, колобродили,
Веселясь, блуждали,
В предрассветных сумерках от утех устали.
В зыбкое безмолвие солнышко ворвется
И с зарею ясною новый день начнется…

© Виктор N

Frederick ChildeHassam — New-York Winter Window

Olga Trushnikova Snowy Winter in theVillage

Мумолина Ольга. Зимний натюрморт.

Михеева Мария Зимнее окно

Pyotr Konchalovsky

Константин Горбатов

На окнах, сплошь заиндевелых,
Февральский выписал мороз
Сплетенье трав молочно-белых
И серебристо-сонных роз.
Пейзаж тропического лета
Рисует стужа на окне.
Зачем ей розы? Видно, это
Зима тоскует о весне

Д.Кедрин

Чепурной Дмитрий. В мастерской. Зима за окном

Настя Слепышева. Петербургское утро (совместно с Дмитрием Егоровским)

Дмитрий Петров

Ирина Алекс «Зимний натюрморт»

Barbara Kassel

Воробьева Ольга. Февраль.

Pamela Kay

Павел Вольфсон Зима за окном

Владимир Токарев. Зимнее окно.

Описание лунной ночи из разных книг

(Из этюдов о природе)
Зима
Лунной ночью холод сбирается в мириады фиолетовых крупинок, рассыпается перед нами, перед странным светом. Я терялся в догадках: что было главным в это время? Освещение?
Сама луна, большая, беспристрастная, летела в темном небе сквозь редкий дым облаков, сквозь наше предчувствие. В мыслях луна была точкой, от которой отсчитывают начало, она довлела над всеми понятиями, определяла их, и был какой-то укор мне, немой, укор во мне, но такой силы, что я постоянно не забывал такое время…
О чем-то хотел догадаться, о неестественно правдоподобном, словно хотел видеть себя со стороны…
* * *
Ясно освещенной мчалась через дымчатые облака подробная и тонкая в очертании луна. Тускло белевший снег на местности изредка светлел, светлело небо, обозначались тени от деревьев и изб. Странный свет! В нём все было видно, но видно едва. При этом свете мир больше в несколько раз, чем днем, и за привычно отдаленной луной еще виделось огромное пространство, более сжатое, более видное…
Хотелось лететь над землей, бесшумно, и почти верилось в сверхъестественное в этой ночи…
При взгляде на темноватый снег в объеме воздуха мерцали пятна.
* * *
Луна светится, крутясь, отдаленно висит, тонко и независимо; вечное небо бесконечно подробно глубиной оттенков и расстояний, но небо — противопоставление всему, что есть на земле… Что луна? Почему мы придумываем что-то? Не потому ли, что богаты собственной историей?
* * *
Воздух под лунным светом тонко редеющий, поверхность снежная в бледной синеве. Под холодным и пронизывающим ветром прижимаются друг к другу ветви березы, всюду бегут, мчатся стайки снега, вихрем останавливаясь в облачко, и вот уже оседает оно под своей тенью…
Как дрожат тонкие ветви березы, шумит и свистит ветер, и ты один здесь, кто думает об уюте… А хоровод снежинок наметает сугроб: пляска – облачко, немеют щеки, руки – и ты бежишь от холода – тебя заставляют в природе играть.
Шумит и свистит ветер, светлым снегом наметая сугроб…
* * *
Лунное небо над силуэтами деревьев — спокойное смешение зеленого и синего. Неостановимо небо тянет взгляд к себе, оставляя его там, растворяя в крутящихся линиях…
Струится свет бледный, а даль за небом и горизонтом светла. Мерцающий свет, сверху входя в лес, пронзает его… Первые минуты свет задерживает тебя тусклым, но после неожиданно видишь все резко, — ты видишь ночью, когда будто не положено тебе видеть…
А лес звенит под луной неподвижными ветвями, звон неслышный под глубоким небом, поднимающийся, да выдает его тонкий блеск темного снега.
Звенит лес, от стволов деревьев тени-плоскости. Странно, когда тени ночью, жутковато в огромном лесу при лунном освещении, потому что ты один, ты вынужден следовать предчувствию… Ты силен, для тебя предчувствие — игра, ловушка для раскрытия смысла… А странность остается, то ли как инерция, то ли мы чувствуем больше, чем знаем…
Взглядом ты опережаешь силуэты деревьев, ты переступаешь через тени — как светло! Тонкий звон ветвей, шептание снежных полян — все выдумано тобой?
* * *
Сквозь голые ветви дерева светит луна, ветви тянутся к свету, в них лунный свет замирает крохотными черточками.
Зимнее небо дальше от земли ночью, чем в это же время летом — все только при луне.
* * *
Жёлтая, вся в кровоподтёках, луна медленно поднималась над небольшим скоплением седых туч… Жёсткий морозный ветер … Синяя темнота рядом. Ты задыхаешься от жгучего прикосновения
* * *
Местность при тусклом свете луны простирается далеко — сколько хватает взору… Проходили чередой облака, закрывая луну тонкой волнистой пеленой, и все небо наполнялось чем-то, и местность темнела, то облака полностью прятали в себе луну, то вдруг выпуская, и она светилась бледной открытой улыбкой…
А пустынная местность все равно оставалась будто не должной быть, будто все подстроено нам, будто какое-то значение есть у лунной ночи, значение, которое мы еще не можем понять…
* * *
Небо лунной ночью за луной, в седине, а все от луны до земли будто пусто совсем, но видно. Пусто… светлой темнотой. Мы в удивлении от того, что видим, от того, что можем видеть.
* * *
Лунной ночью оцениваешь поверья и представленья. Неподвижная мерцающая местность с одинокими молчаливыми деревьями, уснувшая деревня, темная, — все кажется таинственным и вечным…
Долго-долго смотришь ты на ночь, и мысли не могут уйти от какой-то основы…
Весна
Тихая лунная ночь. На снегу тени. Небо грязно-голубое, у горизонта сливается неясным со снежной далью.
Лунная ночь — ночь-пустыня, холодная; тени на снегу резкие, сопровождающие тебя. Ночь прекрасна. Почему мы чувствуем красоту? Как мы хотим понять ее? Привносим ли мы сейчас в ночь с собой красоту или, точнее, берем ли частицу, нужную нам?
… Нет, нет, мы едины, и что-то одно и в природе и в нас…
* * *
Странно, молчаливая луна почти не освещает тёмную землю – лишь небеса вокруг…. А на земле едва заметный бледный отблеск да чуть приметные тени …
Но всё как-то объёмно, всё богато тайнами …
Звонко лают собаки, доносится пение лягушек из пруда, слышны далёкие голоса людей
* * *
В тихое сумеречное время силуэты деревьев являют нам близкое, тёплое и таинственно-сказочное; а за ними фиолетово-голубое светлое вдали небо с оранжевой луной
* * *
Теперь я знал, почему лунная ночь или раннее утро казались прекрасными, но тревожно-непонятными: не было привычки к ним, всегда они воспринимались как чудо, как откровение …
Лето
После утомительного времени дня появляется низкая полная пуна. Долгое время она лишь дополняет пейзаж подробностью: резко очерченным оранжевым кругом, отдельно видным. Но за темными силуэтами, еще пыльной дорогой, серой теплотой местности она начинает светиться рыхлым и нежно-оранжевым касанием к тихим сумеркам…
И уже мягкий свет собран в одно яркое кострище, довлеющим в грязно-синем окружении…
* * *
Летом в сумерках зелень словно отторгнута от себя и застывшая так; успокоившееся небо бледно-бледно все до пыльных дорог. Озеро гладко-светло, взгляд разлетается по его поверхности; уже закручивается чувствуемо в рыхлые пятна воздух… Небо держит полную луну, она спокойна, ждет своего времени, когда переливаясь медным отливом, будет с пением соловьев выражать ночь…
И ночь свежа иссиня светлым горизонтом на месте захода солнца, прибегающими к нам всеми линиями сразу силуэтами деревьев, чудной тишиной, шумно отходящей от тебя до самого дальнего леса; ночь свежа рождающейся отовсюду прохладой, которая проталкивает тебе то запах росы и зелени с низин, низкий и медленный в движении, то прохлада – свобода необъятного и волшебного неба, всё в голубых лунных сумерках, и мчится пространство, схватывая мысли, и теряешься ты: все твои теории обесцвечены прикосновением ночи… Сама луна далеко, где-то за темными садами, отдельно яркая, но бессильная перед темной деревней… все-все слышно сейчас. Время какое: ты сбираешь его в единое, а оно расходится с каждой подмеченной подробностью… И воздух — отторжение всего.
* * *
Перед рассветом синее вдали небо проявляет белые тучи, к западу бегуще-зеленоватые. Горизонт — переход, лилово-красный, он нес к себе землю в сумеречном освещении, и все словно двигалось к востоку, и наше внимание.
За нами внизу неба лежит луна, полная, за силуэтами деревьев, домов. Луна поодаль от себя в ярко-желтом мерцании прятала последние остатки летней ночи, в седине зелени — тайну звуков.
Ветер ровный, спокойный, запах сильный, плоский. Проступающая серым местность держит мысли как на весу, а бледное озеро с отраженьем зари у дальнего берега беспрерывно захватывает их в неясные собрания… Столько непосредственного у нас…
Запах сильный, над землей, и льется прохладный ветер, и опережают все незнакомые звуки…
* * *
Летом луна низка над тёмной землёй и тёмными силуэтами деревьев, над далью. И спешит уже сменить короткую ночь низкая слабо-фиолетовая красноватая заря …
* * *
Расстилается по дорогам и равнинам лунный свет, темны сады и овраги, уносится ввысь недоступностью бледное озеро, и словно сам растекаешься под лунными брызгами, — ты всюду: над темнотой тайн, над виднеющейся дорогой, голубовато-серебристым инеем росы в низинах, ты, неуловимое тепло и неожиданное обнажение, принимающий разум и предельно конкретные ответы…
* * *
Лунной ночью тишина широкая, а звуки случайны. Тишина, вертясь, мгновенно и беспрерывно уходит в небо.
* * *
Лунной ночью в поле от тебя все серо и тишина, большая… Низкая даль сочно-темная, небо с неопределенно-низкой границей. Все низко, все плывет в неслышных и невидимых струйках прохлады. Взгляд твой разбивается о сумеречное освещение, да и оно кажется новым-новым, будто совсем недавно до него были цветные огоньки, и вдруг огоньки убежали от теплой земли, оставив нам недоумение от сиюминутного состояния мыслей…
* * *
Таинственная лунная ночь в деревне или раннее звучное утро , неожиданное солнцем и теплом, — всё бесконечное открытие каждой подробности , где в ходе открытия можно представить многие стороны своей тайны и тайны красоты земли
Летом даль и близкое до полудня наполнены радостным воздухом, тёплым и голубоватым, пронизанным солнечными лучами , и свободным , парящим … Ты так рад миру своему
* * *
И сейчас я боготворил освещение лунной ночи, когда местность стала видимой таинственно, когда освещенно-синее небо огромно прохладой, редкими далёкими звёздами…, и под луною небо бесконечно близкое, льюще-зеленоватое, под луною земля большая, силуэтно-волшебная , тёмная…
* * *
Есть какая-то торжественность в лунной ночи : сквозь серое темнеет земля, запах низин окутывает холмы, а льющийся бледно-синий цвет от луны в мириадах точек молчаливо прикасается к серому …
А земля спит.
* * *
Ночью принимаем мы мир свежо и сразу отовсюду.
Сейчас бледное с зеленоватым отливом освещение сверху — луна. Тревожится сердце, предчувствуя что-то иное, чем красоту… Притихшая земля безлюдна, тени в ночи всегда необычны, виднеющаяся до горизонта местность — будто не должная быть видимой… Весь мир тих, словно всего касается единое.
После ночи мы мудрее для дня.
* * *
Ночью вообще мы принимаем мир свежо и сразу отовсюду; лунной ночью небо зеленоватое: льётся бледное освещение луны
земля безлюдна, тени необычные, сама местность, виднеющаяся до горизонта, словно не должная быть видимой
тишина : не шелохнётся листочек , слышна даль
А у меня же тревожилось сердце, предчувствуя что-то иное, чем красоту
Что?
Осень
Ночью полная луна на живописном своде — тонком, безразлично проходила разорванные темные облака: местность то светлела, обнажаясь строениями, то незаметно и сразу темнела…
* * *
Осенью небо за луной — пространство с бесконечно удаленной, но видной границей, явно освещенное луной. А здесь на земле — темно и сыро, здесь мы вмещаем ночь низкую в наше сознание…
* * *
Луна ослепительна, ясно освещает небо до темного свода, на земле все видно единым, которое разрывает и не может разорвать ветер. На озере в лунной дорожке огненные вихри постоянно разбегаются, отклоняясь от начального центра.
* * *
Иногда после сумерек поздней осенью появившаяся луна долго-долго ничего не освещает, много позже, когда уже местность вокруг – притихшая под луной и объединённая её светом, сама луна – главное событие, и мы ждём чего-то…
Неужели мы придумываем миру нечто своё, а потом верим придуманному?
Из книги «Природа»
Луна
Прохладной ночью в августе ярко светит далекая луна; в деревне лают собаки, задолго до рассвета кричат петухи.
Ночь глубокая: горизонт неба неопределенно близок или далек, само небо тяжелое, но тебе легко в этом торжествен¬ном течении времени. А даль пронизывает тебя: далекие звуки рядом; ночью ты вообще приближен ко всему. Луна освещает пустынные улицы деревни, повсюду лунные те¬ни, — странно вокруг! Странное, торжественное, великое время!
Странное время потому, что стараемся осознать виденное, что собственное знание сейчас о планете Луна нам и не нужно: неужели мы хотим что-то «осознать» через чувства? То есть, через знание, получаемое мгновенно, с нуля?
Ни в какие противоречия мы не вступаем, мы хотим осознать непременно конечную связь между ландшафтом (с нашим Я, разумеется) и Луной. Эта «эстетическая» связь, переворачивающая тебя буквально, тем не менее, остается непонятно-возвышенной…
Светло настолько, что можно читать; лунный свет медленен… Вокруг словно обратное тому, что происходит днем; какой смысл в том, что такую красоту мы постоянно просыпаем, в том, что мы словно подглядываем? в том, что у нашего мира есть иное состояние? Луна, лунный свет провоцирует наши мысли о сказочном, волшебном, неестественном, и нам хорошо от таких мыслей, — ведь мы ими закрываем какие-то пустоты, проблемы.
Зимой луна освещает пустынные поляны белого снега, темные дома и деревья: всюду тени и мрачный возвышенный свет, подчеркивающий твою отчужденность, твое одиночество, твое сознание.
Лунный свет естественно обнажал такие взаимоотношения между нами и природой, которые не могли «вскрыть» другие состояния дня и ночи. Луна холодно спешила в освещаемом собой небе и своим светом магнетически воздействовала — на землю: мы завораживались и луной, и виднеющейся навстречу луне местностью, и тайнами всюду; пустая темнота, медленная и текучая, поглощала или усиливала звуки…
А летом, низкая над сумеречной и гулкой ночью, вся далекая и большая, луна освещала только открытые пространства, но все же было темнее, чем зимой; впрочем, ореол таинственности при лунном свете сохранялся во все времена года. Небо летом под луной было низким, сумеречным, струйки темноты видимо уходили вверх… А зимой — небо под луной и за луной виделось просторным настолько, что впору было говорить о неожиданном новом небесном пространстве…
Разгоряченные собственными взаимоотношениями, мы не замечаем красоты неба: какое время нужно для естественного перехода к восприятию окружающего чуда? Ведь все это есть: и чудо, и восприятие, и время! И ничего нет. Словно все в чужом течении…
Солнце сияло, луна светила; луна, как нечто невоздушное, воспринималась с большим удивлением, чем солнце, создавала и хранила больше тайн, ибо попросту сказать, все заключалось в «организации» светового пространства: оно, действительно, при лунном свете оказывалось необычным.
При пустынности улиц и всей местности — пространство оказывалось тесным, заполненным твоими домыслами, фантазиями, заполненным легендами, поверьями… Чем еще?
Из работы «О самодостаточности человека»
Ночью (весенней? но уже была трава), вдруг, проснувшись, сердцебиением я почувствовал пересекаемость значений времени: миры наслаивались, стояла громкая тишина, и…тягучая торжественность бледного лунного освещения горела за окнами деревенского дома…
Да и изба была пронизана торжественной тишиной, словно приподнята была неведомым таинством.
Я вышел так, как будто был вызван, не боясь, дрожа от внутреннего непонятного мужества и сиюсекундно ожидая какого-то зла, – не против себя! но вопреки всему,….ожидая какой-то изнанки мира, которая управляет всем-всем, до мельчайшей подробности.
Блистала луна! На холодной траве, листьях, стенах избы, на силуэтах дальних строений и деревьев луна оставляла серебро молчания, изливаясь и истончаясь светом. Всё близкое холодное небо, тёмно-зелёное или тёмно-синее, было видным, освещённым: осветлялось луною, даже оттенялось ею. И небо дышало звучной тишиной, дышало невысказанным, ожидаемым…
Большая луна…смотрела, говорила о неслучайности мира, луна являла связь, родство,…странное родство, рассудочное (?). И странный свет! Медленный, висящий в тёмном воздухе светлыми пунктирами,…свет бледный, сильный, тяжёлый – несознаваемый?
А мы быстры, мы «уходим» от влияния лунного давления. Мы живём в обычном (дневном?) времени…
Сказочный неестественный свет лунный свет есть великая провокация нам: ведь ум наш только тогда начинает действовать, когда есть различие (в данном случае времени). Есть различие!
Луна, лунный свет, весь этот хор тишины, вся организация видимого едва пространства, вся эта лунная торжественность – всё было противовесом дню.
И богат ты был бесчисленными возможностями событий, и сильнее становился для себя, для единственного времени, в котором так много зависело именно от тебя, и – умиротворённее: пульсировал в сознании твой протест, твой поиск, твоё различие – отличие.
Из книги «Арабески»
лунная ночь
Нет большего контраста, чем беззаботно отдыхающие люди в лунную ночь и воспринимающие луну лишь как деталь собственного отдыха.
…а луна сияла — открытая, недоступно далёкая, безмерно печальная, луна смотрела на землю, заливая её до горизонта печальным светом, и словно тайну какую-то несла с собой… Какую?
…летняя низкая лунная ночь шумная, звучная, таинственная; и кажется, что дышишь ты насквозь шумным воздухом, темным, силуэтным, не дышишь — пьёшь… летняя лунная ночь прохладная, прохлада… в отдалении, прохлада застывающая…
а свет луны — торжественный, замирающий, медленный да и время это всё — медленное, словно земное быстрое время, незамечаемое тобой,… встречаясь с лунным светом, — замедляется: от этого необычно!
луна замедляет твоё время! поэтому на «острие» времени «скапливаются» бегущие мгновенья, и вот уже ты не на «острие» времени, но на поверхности времени, открытой лунным светом… а «времена» всё прибывают и прибывают!
какое-то торжество, чьё-то торжество вокруг, а ты не можешь быть непосредственным: ты постоянно «оглядываешься» на собственное прошлое, да и вот оно, рядом! …времена выстраивают печальную поляну, всё увеличивающуюся
/низкая ночь потому, что темнота только вокруг, а поодаль словно светло.!/
…низкая летняя ночь, а там, далеко в небе, бледные звёзды да редкие облака, то седые, то чёрные, и всё тот же печальный и разреженный свет луны…
А зимою уже высокая луна, и ночное небо уже высокое-высокое — видное! — видное от самой заснеженной земли, видное всё с тем же застывающим в пути встречным лунным светом, а темнота, должная быть, вытягивается куда-то в невообразимую вышину, к горизонту, и поэтому зимней лунной ночью — светлее, зимней лунной ночью сам ты кажешься себе — меньше /!/, поэтому вся зимняя лунная ночь — объемнее, просторнее, да и луна в холодном небе кажется меньше, а «печаль» её — недоступнее
* * *
Открывается земля со всем живым — луне, и безотчётно, подсознательно, человек обращает мысли к себе, к оценке себя
Открывается земля лунному свету и беспокойство с нами, настигает неожиданная и непонятная самооценка, а она, оказывается, «требует» как-то иначе «обращаться» со временем… Как? и какая самооценка?
Безмолвный свидетель луна, свидетель наших помышлений и действий, луна — великая спутница на нашем пути…
И луна, и водное отражение всегда несли с собою что-то совсем-совсем новое — для нас. Что?
Из книги «Этюды о сознании»
288. Ночью льётся бледный лунный свет на переполненную шумом жизни Землю: я – здесь, среди жизни, я осознаю потому, что у меня есть сознание, и моё я, удивительное и для меня самого,- в моём же сознании, или даже ведёт его…И сознание, моё же, мне удивительно: мне всё это – в дар!
Что за «земными пределами» осознания? вот, также «подведёт» физиология, сознание угаснет (с нашей точки зрения), и где оно тогда будет? С богатой оценкой на жизнь, с неповторяющейся памятью: где память будет развёрнута?
Неужели только в памяти близких?
Я не верил
Не верил потому, что бесконечное в себе исчезать не может!
* * *
521. Надо бы выписать и заново пережить, «переформулировать» описания лунной ночи из своих сочинений: луна оказывает странное воздействие на сознание
Сознание «обнаруживает» себя в новых условиях – с разным временем!
Да и свет лунный, словно распылённый, был в каком-то равновесии с твоим внутренним: он не «препятствовал» …объективной самооценке
С печальным светом луны над тёмной отрадой летней местности (или словно независимым ни от чего светом далёкого месяца над светлеющимися зимними просторами) ты ясно осознавал присутствие Наблюдателя (!).
Физического. Безразличного.
Может быть такое?
* * *
522*…перед зимними сумерками, когда морозный голубеющий вечер держал огромное небо, уже светила луна: и вся местность под огромным небом объединялась этой непонятной голубеющей целостностью
Застывшее мгновенье словно зацепило цветом всю картину перед глазами, но вместе с тобой!, и — держало …
Я знал, что там, где луна, там в любое время года время лишалось непосредственности (?!), оно (само время) было – рядом, но не в тебе (!).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *