Мангровый лес

Общие сведения

Растения-мангры — группа разнообразных растений, которые смогли приспособиться к среде обитания (литораль), потому что смогли выработать набор физиологических адаптаций для решения проблем бедного содержания кислорода, солёности и частого затопления приливами. У каждого вида — свои собственные возможности и способы решения этих проблем; в этом, возможно, кроется основная причина того, почему на некоторых побережьях виды мангровой растительности проявляют отчетливое зонирование благодаря различиям в диапазоне экологических условий в приливной зоне. В силу этого видовой состав в любой точке в пределах приливно-отливной зоны частично определяется устойчивостью отдельных видов к таким физическим условиям, как приливное затопление и солёность воды, хотя на него также могут влиять и другие факторы, такие как истребление их проростков крабами.

Скопление мангров на берегах реки Веллики́л в районе Каннур штата Керала (Индия)

Укоренившись, корни растений-мангров создают среду обитания для устриц и способствуют замедлению течения воды, тем самым увеличивая отложение осадков в зонах, где оно уже происходит. Как правило, мелкодисперсные, бедные кислородом отложения под манграми играют роль накопителей для самых разных тяжелых металлов (следов металлов), которые улавливаются из морской воды коллоидными частицами в отложениях. В тех районах мира, где мангры были уничтожены при освоении территории, нарушение целостности этих осадочных пород порождает проблему загрязнения тяжелыми металлами морской воды и местной флоры и фауны.

Часто утверждается, что мангры представляют значительную ценность в береговой зоне, выступая в роли буфера против эрозии, натиска штормов и цунами. Хотя и имеет место определенное уменьшение высоты волн и их энергии по мере прохождения морской воды через мангровые заросли, нужно признать, что мангровые деревья обычно растут в тех зонах береговой линии, где нормой является низкая энергия волн. Поэтому их способность сдерживать мощный натиск штормов и цунами ограничена. Скорее всего, их долгосрочное воздействие на темпы эрозии также носит ограниченный характер. Многие речные протоки, извилисто проходящие через мангровые участки, активно размывают заросли мангров на внешней стороне всех изгибов реки, точно так же как новые заросли мангров появляются на внутренней стороне тех же самых изгибов, где происходит осаждение.

Также они образуют среду обитания диких животных, включая ряд видов рыб и ракообразных промышленного значения, при этом, как минимум, в некоторых случаях экспорт накопленного манграми углерода имеет важное значение в прибрежной пищевой сети. Во Вьетнаме, Таиланде, на Филиппинах и в Индии мангровые заросли выращивают в прибрежных районах из-за тех благ, которые они дают береговому рыболовству и другим областям их применения. Несмотря на осуществляемые программы разведения мангров, уже утрачено более половины мангровых зарослей мира.

Биология мангров

Красные мангры, Rhizophora sp..

Мангровые заросли — вот тип среды обитания мангров. Это исключительно субтропики и тропики, где есть приливы и отливы, а значит — почва или осадочные отложения, перенасыщенные водой и солевым раствором или водой переменной солёности. К районам распространения мангров относятся эстуарии рек и участки морских побережий. В среде обитания мангров насчитывается множество самых разных видов растений, но «истинными» манграми (которые встречаются почти всегда только в среде обитания мангров и редко где-либо ещё) является около 54 видов 20 родов, относящихся к 16 семействам (Hogarth, 1999). Эволюционная конвергенция привела к тому, что многие виды этих растений нашли аналогичные пути решения проблем изменения солёности воды, уровня прилива (затопление), анаэробных почв и сильного солнечного света — следствия нахождения в тропиках.

Приспособление к низкому содержанию кислорода

Красные мангры, которые обитают в самых затопляемых зонах, приподнимают себя над уровнем воды с помощью ходульных корней, а затем могут усваивать воздух через поры в коре (чечевички). Чёрные мангры произрастают повыше и выпускают множество дыхательных корней — пневматофор (специальные корнеподобные образования, которые торчат вверх из почвы подобно соломинкам для дыхания), покрытых чечевичками. Эти дыхательные корни достигают высоты до 30 см, хотя у некоторых видов они бывают длиной более 3 метров. Пневматофоры бывают 4 типов — опорные или ходульные, дыхательные или трубочные, коленчатые и ленточные или досковидные. Коленчатые и ленточные пневматофоры могут сочетаться с опорными корнями в основании дерева. Для облегчения переноса кислорода внутри растения корни также содержат рыхлую паренхимную ткань (аэренхима).

Ограничение попадания соли

Красные мангры препятствуют попаданию соли благодаря довольно непроницаемым корням, которые сильно опробкованы, действуя как сверхфильтрационный механизм, не пропускающий соли натрия в растение. Вода внутри растения показывает, что 90 %, а в некоторых случаях повышенного содержания соли — до 97 %, соли было исключено корнями. Любая соль, накапливающаяся в побегах, акумулируется в старых листьях, которые затем сбрасываются, а также в клеточных пузырьках, где она не может причинить никакого вреда. Белые (или серые) мангры могут выводить соль непосредственно благодаря наличию двух солевых желез у основания каждого листа (отсюда происходит их название — их покрывают белые кристаллики соли).

Ограничение потери влаги

По причине нехватки пресной воды в засоленных почвах литоральной зоны мангры выработали способы ограничения потери влаги через листья. Они могут ограничивать открытие устьиц (небольших пор на поверхности листьев, через которые совершается обмен двуокисью углерода и водяным паром во время фотосинтеза), а также способны изменять ориентацию своих листьев. Поворачивая листья таким образом, чтобы избежать жестких лучей полуденного солнца, мангры уменьшают испарение с поверхности листа.

Поглощение питательных веществ

Самой большой проблемой для мангров является поглощение питательных веществ. Поскольку почва под манграми всегда насыщены водой, в ней мало свободного кислорода. При столь низких уровнях кислорода анаэробные бактерии высвобождают газообразный азот, растворимое железо, неорганические фосфаты, сульфиды и метан, которые способствуют особенно резкому запаху мангров и делают почву неблагоприятной для развития большинства растений. Поскольку почва бедна питательными веществами, мангры приспособились к ней, изменив свои корни. Система ходульных корней позволяет манграм получать газообразные вещества непосредственно из атмосферы, а различные другие питательные вещества, типа железа — из почвы. Довольно часто они запасают газообразные вещества непосредственно в корнях, чтобы их можно было перерабатывать, даже когда корни находятся под водой во время прилива.

Повышение выживаемости потомства

В столь суровой среде мангры выработали специальный механизм, помогающий их потомству выжить. У всех мангров плавучие семена, приспособленные к распространению по воде. В отличие от большинства растений, семена которых прорастают в почве, многие мангры (напр., красный мангр) «живородящие», то есть, их семена прорастают, ещё не отделившись от дерева. После прорастания проросток растёт либо внутри плода (напр., эгиалитус (Aegialitis), акантус (Acanthus), авиценния (Avicennia), эгицерас (Aegiceras)), либо через плод наружу (напр., ризофора (Rhizophora), цериопс (Ceriops), бругуйера (Bruguiera), нипа (Nypa)), образуя сеянец (проросток, готовый к отделению), который может питаться самостоятельно с помощью фотосинтеза. После созревания сеянца он падает в воду, которая может переносить его на большие расстояния. Сеянцы способны переносить высыхание и оставаться в спящем состоянии в течение недель, месяцев или даже более года до тех пор, пока не попадут в благоприятную среду. Когда сеянец готов укореняться, он меняет свою плотность таким образом, что его удлиненная форма теперь плавает в воде не горизонтально, а вертикально. В таком положении повышается вероятность того, что он застрянет в грязи и укоренится. Если сеянец не укоренится, то он может изменить свою плотность так, чтобы снова отплыть в поисках более благоприятных условий.

Мангровые экосистемы

Мангры поддерживают уникальные экосистемы, особенно на своих сложных корневых системах. В местах постоянного погружения корней мангры могут служить прибежищем огромному множеству организмов, включая водоросли, усоногие, устрицы, губки и мшанки, которым всем нужен твердый субстрат, к которому они прикрепляются при фильтрации пищи. Мангры — прекрасный буфер между бурным океаном и уязвимым берегом, особенно во время ураганов, которые приносят мощные штормы к берегам. Мощная корневая система мангров довольно эффективна при погашении энергии волн. Та же корневая система также препятствует размыванию берегов. По мере прохождения приливных вод через корневую систему они замедляются настолько значительно, что происходит осаждение осадочных отложений при поднимающемся приливе, а возвратное течение замедляется при отливе, препятствуя новому взвешиванию более мелких частиц. Вследствие этого мангры способны сами формировать свою среду.

Мангры на территории США

Из-за чувствительности к суботрицательным температурам, мангры в континентальной части США приурочены к побережью полуострова Флорида от мыса Канаверал на востоке вокруг небольших островков и до залива Тампа на западе. Значительны мангровые заросли рек Банана (Banana) и Индиэн (Indian) округа Бревард (Brevard County), а также в пределах Центра космических исследований им. Кеннеди.

Вокруг входа в порт Эверглейдс (Port Everglades) и в Форт-Лодердейл (Fort Lauderdale) находятся несколько скоплений зарослей ранее гораздо более плотного мангрового леса. Залив Бискейн (Biscayne Bay) в округе Майами Дейд (Miami Dade County) ранее был плотно обрамлён манграми. От большинства из них остались только отдельные заросли, однако на реке Олета (Oleta River), эстуарии на севере округа Майами Дейд, уцелел довольно большой участок мангровых зарослей, которые в настоящее время является зоной отдыха штата. Обширные обрамляющие заросли мангров сохранились в южной части залива Бискейн и Кард-Саунд (Card Sound), а также с подветренной стороны большинства островов Флорида-Кис.

Южную оконечность полуострова Флорида обрамляют крупнейшие сохранившиеся мангровые заросли в континентальной части территории США. Они охватывают всю южную часть Национального парка Эверглейдс. Этот биотоп простирается от Кард-Саунд на западе через южную часть округа Майами Дейд до округов Монро (Monroe) и Коллиер (Collier), включая район Кейп-Сейбл (Cape Sable) и район тысячи островов на западе. В это сообщество также входит ряд почти исключительно населённых манграми островков, рассыпанных по заливу Флорида (Florida Bay).

Сообщество мангров малых островов и Эверглейдс играет важную роль места воспроизводства имеющих промысловое значение островных креветок. Другие важные виды, которые питаются или проводят часть своего жизненного цикла в этой среде обитания: тарпон, снук (робало), острозубая (жёлтая) акула, усатая акула-нянька, луциан, лангуст, форель и элопс. Это также исключительная среда обитания американского крокодила.

На западном побережье Флориды есть несколько разрозненных зарослей мангров в эстуариях реки Калусахачи (Calusahatchee) и Шарлотт-Харбор (Charlotte Harbor). Также как и на восточном побережье, раньше они были гораздо более обширны, но стали жертвой развития. Значительные скопления мангров также имеются в заливе Сарасота (Sarasota Bay), заливе Лемон (Lemon Bay), заливе Анны-Марии (Anna Maria Bay) и в эстуарии реки Манати (Manatee River). Мангры залива Тампа тоже были низведены до небольших изолированных зарослей.

Вид мангров соннератия, видно множество пневматофор на обращенной к берегу кромке поверхности рифа на острове Яп.

Мангры — деревья, растущие в воде. Чем они интересны?

Мангровые леса в основном распространены во влажных субтропиках Восточной Африки, Южной Азии, Австралии, Океании, иногда встречаются в умеренных широтах.

Мангры — вечнозелёные, лиственные леса, произрастающие в приливно-отливной зоне морских побережий и устьях рек, которые защищены от разрушительной силы волн коралловыми рифами или островами. Около сорока процентов времени жизни они затоплены водой.

Названия этих лесов, как считают некоторые специалисты, произошло от малайского mangle, что означает «деревья, растущие в воде». Аборигены Северной Австралии отождествляли некоторые виды мангров со своим мифическим первопредком Гияпара. Как гласит древняя легенда, он бродил по вязкому илу и песней пробуждал землю к жизни. Наши вербы, в период их затопления вешними водами до самых вершин, дают некоторое представление об условиях жизни мангровых лесов.

В состав мангровых лесов входят разнообразные растения, приспособившиеся к частой затопляемости приливами, отсутствию кислорода в почве и её подвижности, а также — повышенной солёности воды. Это представители 55 видов деревьев и кустарников, принадлежащих к 20 родам, относящихся к 16 семействам, в основном, Ризофоровых и Акантовых. Средняя высота таких лесов — 10−15 метров.

Чтобы сформировались мангровые леса, необходимы такие условия: наличие высоких приливов, пологих берегов, слабосолёной воды и отсутствие сильных волн. Солёность океанской воды снижается за счёт речных и дождевых вод.

Для закрепления на зыбком грунте у мангровых растений имеются придаточные, так называемые ходульные, корни. А отсутствие кислорода в почве вызвало появление растущих снизу вверх корней — пневматофор, которые имеют коленчатую, змеевидную или спаржевидную форму.

Корни при всасывании воды опресняют воду, тем не менее в ней сохраняется довольно высокое содержание солей. Эти соли накапливаются в тканях, больше всего — в старых листьях. Листья имеют солевыводящие желёзки, от чего они бывают полностью покрыты кристалликами солей.

Все мангровые имеют плавучие семена, приспособленные к передвижению в воде. У многих из них, например, у красного мангрового дерева, семена прорастают, не отделившись от материнского растения: проросток развивается или внутри плода, или выходит наружу. После созревания плода сеянец, достигший 50−70 см, укореняется в месте падения или остаётся в воде и переносится на значительные расстояния. Сеянцы способны переносить высыхание и находиться в таком состоянии до года.

Мангровые леса — особый мир: переплетение корней, полумрак, шум прибрежных волн, сливающийся с голосами его обитателей. Захватывающий вид открывается со стороны моря: зелёная стена поднимается прямо из морских вод, словно лес вышел встречать путешественников.

Животный мир мангровых лесов довольно разнообразен, в нём обитают представители водной среды и сухопутные. В кронах живут обезьяны, летучие мыши, попугаи. Ближе к воде — чайки, фрегаты и другие птицы. Много насекомых, среди которых выделяются пауки, плетущие сети до двух метров в диаметре.

В прибрежных водах водятся промысловые рыбы, крабы, креветки и различные виды моллюсков.

Для пловцов представляют опасность скаты-хвостоколы: у основания хвоста у них находится острый шип, который может нанести серьёзные раны. В древности местные жители изготавливали из этих шипов копья и стрелы для охоты на рыб.

Здесь встречаются редкие ветвистые кораллы рода Окулина, которые обитают в мутной воде, что не характерно для других кораллов.

В мангровых лесах Америки обитают рыбки — мангровые риволусы. Они способны до 60 дней проводить без воды, в безводный период они прячутся в полостях поваленных деревьев, в которых сохраняется влажная среда. При этом происходит временная перестройка организма, позволяющая им выжить в непривычной обстановке.

С древности мангровые леса вырубали для получения древесины, топлива, а также сырья для кожевенного производства, что привело к резкому их сокращению.

В наше время мангровые леса активно уничтожают хозяева креветочных ферм: прибрежные воды, в которых растут мангры, являются отличной кормовой базой для выращивания креветок. Предприниматели вырубают леса, устраивают запруды, собирают несколько урожаев и переходят на новые места, безжалостно истребляя водные деревья.

А ведь мангры являются надёжным щитом от цунами и штормов. Так, разрушительное цунами 2004 года явилось роковым для поселений Шри-Ланке, где мангровые леса были почти полностью истреблены.

Ещё одно полезное свойство имеют деревья, растущие в воде — они способны поглощать соли тяжёлых металлов.

В наши дни в некоторых регионах началось восстановление мангровых лесов. Для любителей домашней экзотики: мангровые деревья можно выращивать в аквариумах, для этих целей чаще берут проростки или семена красного мангрового дерева.

Теги: флора, деревья, экзотика, интересный факт, растения, лес

Леса растущие из моря. Мангровые рощи в Египте.


Сколько я живу в Египте столько удивляюсь, что даже в этих суровых пустынных условиях при отсутствии пресной воды — необходимого компонента для жизни, жизнь побеждает. Растения, животные приспосабливаются к условиям среды.
Удивительные представители флоры Египта — это мангровые деревья, которые научились расти и выживать прямо в морской воде. Они умеют опреснять морскую воду!
Вообще манграми или мангровы, или мангровые леса (от англ. mangrove) принято называть несколько видов вечнозелёных лиственных лесов, произрастающих в приливно-отливной полосе морских побережий и устьев рек в местах, защищённых от энергии волн коралловыми рифами или островами.
Распространены мангры в тропиках, иногда в зонах с умеренным климатом, там, где этому благоприятствуют морские течения. Они занимают полосу между самым низким уровнем воды во время отлива и самым высоким во время прилива. Большую часть времени они затоплены морской водой.
Самый распространенный вид мангровых деревьев растущих на Синае, называется Авиценния морская, названна в честь известного лекаря.

Вот эти палочки напоминающие заросли тростника, на самом деле корни мангрового дерева, они выведены наружу на поверхность.


Авиценнии растущие в зоне прилива и отлива, всасывают морскую воду через свои корни, опресняют ее используют для своей жизнедеятельности. А оставшуюся соль выбрасывают через свои листочки.

Листья мангр покрыты слоем самой настоящей морской соли!

Вот так друзья, отправляяясь смотреть мангры берите с собой лимон и текилу) Солью вас обеспечит Авиценния)
Кроме фильтрации воды также корни Авиценнии выполняют дыхательную функцию. Во многом этому способствует прилив и отлив. В условиях отлива корни набирают воздух. Прилив буквально выдавливает воздух из корней. Вдох-выдох, вдох-выдох.

Из за этого еще их называют пнематофоры.

В зарослях мангр любят забираться всякие морские обитатели и мелкие животные.
Вот эта медуза не успела во время ретироваться.
В Шарме мангровые деревья можно встретить только в национальных парках заповедниках Рас-Мохамед и Набк.
В Рас-Мохамеде мангр немного, хотя предыдущие фото сделаны именно там. А Набке настоящие большие морские рощи)
В эти парки я организую индивидуальные экскурсии. Так что если вы захотите полюбоваться манграми в моем обществе, велкам)

Мангровое дерево где растет?

Эти удивительные растения раскинулись прерывистой узкой полосой вдоль морских побережий в зоне тропиков. Они образуют густые заросли в устьях рек, на илистых пологих берегах и в лагунах Африки и Америки, Австралии и Юго-Восточной Азии. Мангровое дерево можно увидеть на многих островах, в том числе на Мадагаскаре, Кубе, Филиппинах, в Индонезии.

Такие леса распространены в Австралии вдоль северного побережья, в особенности много их по берегам залива Карпентария.

В Индии мангры растут в дельтах и поймах Ганга, Годавари, Брахмапутры, а также встречаются в приливно-отливной зоне некоторых пологих побережий. Мангровые леса в Бангладеш занимают полмиллиона гектаров, они типичны для дельт рек и побережья Бенгальского залива. В Бирме и Шри-Ланке такие деревья тянутся полосой по илистым низменным берегам.

Во Вьетнаме мангры раскинулись на площади около трехсот тысяч гектаров по южному побережью моря, и среди них можно отыскать более пятнадцати древесных видов. Аналогичный состав мангровых лесов и в Малайзии.

По морскому побережью Африки распространены зеленые рощи кокосовых пальм, а вдоль Атлантического океана по пологим илистым берегам произрастают мангровые деревья, широко представленные ризофорой, которая или образует чистые насаждения, или смешивается с канокарпусом и авиценнией.

Мангровые леса в Бразилии тоже характерны для побережья Атлантического океана. Также они встречаются в устье реки Амазонки. Их типичными представителями, как и в Африке, являются ризофора (красный мангр), авиценния (черный мангр) и низкорослый канокарпус (белый мангр).

Будни мангровых лесов

Мангры – пример выживания в экстремальной среде. Они растут на побережьях, где сталкиваются две великие стихии: земля и вода.

Малайзийский национальный парк Бако. Тысячи дыхательных корней одного дерева Sonneratia alba расползаются по приливному грунту. Тесно переплетаясь между собой, пневматофоры удерживают стволы вертикально в вязкой сырой почве. Они же позволяют растениям дышать во время приливов. У некоторых видов мангров корни отфильтровывают соль, содержащуюся в морской воде.

Mангры постоянно балансируют на грани, причем в буквальном смысле: их дом – это узкая прибрежная полоса тропиков, место встречи воды и земли. Здесь царит изнуряющая жара, а в топкой грязи под ногами растворено огромное количество соли, способное погубить любое другое растение за считаные часы. Несмотря на пограничное положение, любой мангровый лес – это сложная экосистема, имеющая огромное значение для природы региона. Под плотным пологом ветвей гнездятся птицы, на подводных корнях селятся моллюски и змеи, в мутных водах крокодилы выслеживают свою добычу. Мангровые леса – это кормовые угодья для рыб, древесных крабов, обезьян, оленей и даже кенгуру. Любители нектара – летучие мыши и пчелы – также найдут, чем здесь полакомиться.

В глубь мангрового леса

Мангровая флора – понятие довольно условное: здесь встречается около семидесяти видов растений из дюжины семейств, среди которых есть пальма, гибискус, падуб, плюмбаго, акантовые, мирт и представители бобовых. Высота их различна: можно встретить и низкий ползучий кустарник, и строевые деревья, достигающие в высоту шестидесяти метров.

Для жителей прибрежных районов тропических стран мангровые леса – это и супермаркеты, и аптеки, и склады лесоматериалов.

На нашей планете мангровые леса распространены главным образом в Юго-Восточной Азии – этот регион традиционно считается их родиной. Однако сейчас мангровые заросли разместились в самых разных уголках земного шара. Обычно они располагаются не далее тридцати градусов от экватора, но есть несколько особенно устойчивых видов, которые смогли приспособиться к умеренному климату. Один из видов мангров произрастает и вовсе далеко от тропического солнца – в Новой Зеландии.

У мангровых лесов есть очень важное качество: где бы они ни росли, они всегда превосходно адаптируются к местным условиям. Каждый представитель мангров обладает чрезвычайно сложной корневой системой и уникальной способностью к фильтрации, позволяющей ему существовать в перенасыщенной солью почве. Без этой системы мангровым деревьям было бы трудно выжить в узкой приливной зоне. Многие растения обладают дыхательными корнями-пневматофорами, через которые поступает кислород. Другие корни называются «ходульные» и используются как опора в мягких осадочных приливных отложениях. Мощная корневая система удерживает отложения, которые несут с собой реки, а стволы и ветви деревьев не позволяют морским волнам размывать побережье.

Мангровые леса выполняют уникальную по своему значению функцию – почвообразование. Аборигены Северной Австралии даже отождествляют некоторые виды мангров со своим мифическим первопредком по имени Гияпара. Древняя легенда гласит, что он бродил по вязкому илу и песней пробуждал землю к жизни.

Обезьяны-носачи пробираются сквозь чащу мангровых корней в малайзийском национальном парке Бако

Приматов этого редкого вида в природе осталось всего около восьми тысяч особей, и обитают они только на острове Калимантан. Мангровый лес стал домом для многих исчезающих видов животных – от грозных тигров и флегматичных крокодилов до хрупких колибри.

К несчастью, несмотря на свое важное стратегическое значение для природы, мангровые леса повсеместно находятся под угрозой уничтожения. Соляные разработки, пруды для выращивания моллюсков, рыб и креветок, строительство домов, дорог, портов, гостиниц и ферм – натиск цивилизации не способны выдержать даже такие привыкшие к трудным условиям растения, как мангры. Леса вырубаются или гибнут под воздействием косвенных факторов – выброса химикалий и промышленных масел, чрезмерного накопления грунтовых отложений и нарушения соляного баланса.

Впервые вопрос о сохранении мангровых лесов был поднят в 2004 году, после разрушительного цунами в Индийском океане. Было высказано мнение, что мангры служат естественным волнорезом, который защищает побережье от гигантских волн, уменьшая потенциальный ущерб и, возможно, сохраняя жизни. Казалось бы, этих аргументов должно быть достаточно, чтобы взять под защиту мангровые леса, которые долгое время служили людям живым щитом.

Лес Сундарбан на берегу Бенгальского залива выполняет в том числе роль волнореза. Этот самый большой мангровый лес в мире (около 10000 квадратных километров) находится на территории Бангладеш и Индии. Мангровые заросли также препятствуют размыванию почвы и сдерживают грунтовые отложения пресных вод

Бангладеш всегда придерживался разумной политики в отношении мангров. Эта бедная страна на берегу Бенгальского залива с плотностью населения 875 человек на квадратный километр совершенно беззащитна перед морем и потому обязана манграм, вероятно, больше других государств. Высаживая мангровые рощи в дельтах Ганга, Брахмапутры и Мегхны, берущих начало в Гималаях, Бангладеш получил более 125000 гектаров новой земли в прибрежных районах. Прежде никому не приходило в голову сажать мангры – они самостоятельно росли здесь с древнейших времен. Густые заросли в дельте Ганга носят имя Сундарбан, что означает «прекрасный лес». На сегодняшний день это самый большой охраняемый участок мангровых джунглей в мире.

В дремучих уголках леса деревья растут близко друг к другу, образуя замысловатый лабиринт. Некоторые из них достигают восемнадцати метров в высоту, а «пол» этой конструкции образует ощетинившаяся дыхательными корнями топь. Толстые, как оленьи рога, корни поднимаются из ила на тридцать сантиметров. Они так плотно переплетаются между собой, что порой между ними невозможно поставить ногу. В более засушливых районах встречаются полулистопадные виды мангров – их листья становятся багровыми перед сезоном дождей. В тени крон бродит пятнистый олень. Внезапно он испуганно замирает, заслышав оглушительные вопли макак – это сигнал об опасности. В верхних ветвях снуют дятлы. В опавшей листве копошатся крабы. Вот садится на ветку бабочка, которую окрестили сундарбанским вороном. Угольно-серая, со вспышками белых пятен, она то и дело раскрывает и складывает крылья.

Когда спускаются сумерки, лес наполняется звуками, но с наступлением темноты все затихает. У мрака есть хозяин. Ночью здесь безраздельно правит тигр. Эти леса – последнее пристанище, охотничьи угодья и родной дом для бенгальского тигра. Его настоящее имя – багх – согласно местной традиции нельзя произносить: тигр всегда приходит на этот зов. Зверя здесь величают ласковым словом маму – что означает «дядюшка». Дядюшка тигр, владыка Сундарбана.

Ежегодно около полумиллиона бангладешцев, рискуя разозлить «дядюшку тигра», являются в прекрасный Сундарбан за щедрыми дарами, которые можно найти только здесь. Появляются рыбаки и лесорубы, приходят кровельщики за пальмовыми листьями для крыш, забредают сборщики дикого меда. Неделями эти работяги живут в мангровых зарослях, чтобы собрать хоть небольшую часть сокровищ леса и выручить за свой труд на рынке несколько така.

Кладовые Сундарбана полны разнообразными богатствами. Кроме великого множества морепродуктов и фруктов здесь добывается сырье для медицинских препаратов, различных настоек, сахара, а древесина используется как топливо. Здесь можно найти все, что угодно, даже компоненты для производства пива и сигарет.

В мангровых лесах Карибских островов гнездятся алые ибисы. Эти птицы – национальный символ Тринидада и Тобаго: под охраной здесь находятся не только ибисы, но и места их обитания

Люди и мангровые заросли

Люди, живущие в прибрежных районах, привыкли относиться к мангровым лесам как к супермаркетам, складам лесоматериалов и аптекам. Но, несмотря на очевидное преимущество лесов, их площадь ежегодно сокращается. Самый страшный бич для мангровых рощ – это креветочные фермы. Дело в том, что жители бедных стран считают креветки лучшим товаром для экспорта, а жители богатых стран, в свою очередь, охотно их закупают. Например, в США креветки – самый популярный морепродукт, в борьбе за это звание они обошли даже традиционного лидера, тунца. Климат большинства развивающихся стран благоприятен для креветочного бизнеса, поэтому мангровая целина все чаще становится жертвой в погоне за прибылью.

Как это чаще всего бывает, в споре между борцами за сохранение природных богатств и охотниками за барышом коммерция одерживает победу, и леса последовательно, метр за метром, выкорчевываются. Причем владельцы креветочных ферм имеют обыкновение, сняв несколько урожаев, бросать старую запруду и делать новую (таким образом они предохраняют своих питомцев от спада воспроизводства, а также от болезней). Так и кочуют эти «креветочные плантаторы» по побережью, беспощадно вырубая одну мангровую рощу за другой.

Прибыльные креветочные фермы расползаются по побережьям, вытесняя вековые мангровые леса.

Много мангровых лесов и в Бразилии. Долгое время ее жители оставались в стороне от креветочного производства. Но постепенно креветочная лихорадка проникла и сюда: к 2000 году пионеры этого бизнеса из таких стран, как Таиланд, Эквадор и Филиппины, уже успели изрядно подкосить здешние леса. Сегодня креветочные пруды в портовом городе Форталеза достигают размеров футбольных полей и с виду напоминают плантации риса. Работа здесь так и кипит: аэраторы яростно вспенивают воду, между ними на маленьких промысловых лодках – каяках – снуют фермеры, удобряя угодья растертой в порошок рыбой. То здесь то там изредка попадаются небольшие островки мангровых рощ, уцелевшие по чистой случайности, но пробраться к ним не представляется возможным.

Бругиера голокорневая на микронезийском острове Кусаие дает приют москитам и крабам, креветкам и рыбам.

Жителям деревушки с красноречивым названием Порто-до-Сеу («врата рая») вход на привычные им мангровые нивы теперь заказан – знакомые с детства рощи окружают заборы с проводами под напряжением. Однако это еще не самая большая беда. Технология строительства креветочных прудов не предполагает никакого цоколя, так что соленая вода проникает в песчаные почвы и делает местные источники питьевой воды совершенно непригодными к использованию. Крестьяне вынуждены закапывать родники, из которых они веками брали свежую сладковатую воду.

А в Куррал-Вельо, общине на западе от Форталезы, жители стали проводить массовые акции протеста против деятельности креветочных баронов. Был даже организован специальный информационный центр. Монахиня Мэри-Элис МакКейб, которая поддерживает общину в этом противостоянии, говорит, что самая большая опасность заключается в неосведомленности. Простые бразильцы не знают, какой урон окружающей среде наносят креветочные фермы. «А где разводят креветок? – спрашивают они. – Прямо в открытом море?» «Нет-нет, – отвечает Мэри-Элис, – они вырубают ваши мангровые леса, они уничтожают ваши побережья».

Креветки, выловленные в соленых запрудах Сундарбана, — основной экспортный товар Малайзии.

Еще одну опасность для мангровых лесов представляет неуклонное повышение уровня Мирового океана. И эта беда настигнет мангры гораздо раньше, чем их сухопутных собратьев. Если человечество обратит внимание на проблему истребления лесов, катастрофических последствий можно будет избежать. Ученый Джин Эонг Онг сейчас на пенсии, а раньше занимался экологией морских и прибрежных территорий в Институте Пенанга (Малайзия) и более двадцати пяти лет посвятил изучению мангров. Предметом его исследования является потенциальная роль лесов в изменении климата планеты. Проанализировав углеродный баланс растений, Онг и его коллеги пришли к выводу, что именно экологическая система мангров играет ключевую роль для планеты: поглощая углекислый газ, она изымает его из круговорота веществ и препятствует развитию парникового эффекта.

Тщательный анализ метаболизма мангров позволил Онгу точно определить, сколько углерода содержится в живых растениях и какое его количество попадает в морскую воду. Исследование показало, что это самая эффективная живая фабрика по поглощению углекислого газа (около ста десяти килограммов с гектара за день), поэтому уничтожение мангров немедленно скажется на океанической среде. Вырубка мангровых лесов под фермы по разведению креветок приведет к тому, что накопленный углекислый газ будет выделяться в атмосферу в пятьдесят раз быстрее, чем он перерабатывается, считают ученые.

По словам Онга, если человечество осознает роль мангровых лесов в переработке углекислого газа и предотвращении парникового эффекта, произойдет переоценка ценностей. И тогда развивающиеся страны смогут использовать свой природный потенциал на благо всем нам. «Возьмем, к примеру, Индонезию, – говорит Онг. – На ее территории расположено больше мангровых лесов, чем в любой другой стране. Но заставить индонезийцев отказаться от разведения креветок и производства вискозы может лишь осознание роли мангров в защите нашей планеты».

Страны, успевшие уничтожить большую часть своих лесов, могут посадить их заново, защитив таким образом побережье и улучшив экономическую ситуацию. Слишком свежи еще воспоминания о цунами 2004 года, и жители азиатских стран готовы даже закупать семена мангровых деревьев и высаживать их на побережье.

В восточной части Африки, на острове Хиргиго (Эритрея), что в десяти километрах от порта Массауа, проходит эксперимент. На горячем песке на досках сидят двое мужчин и при помощи камня и ножа выбивают донышки из пустых консервных банок из-под томатной пасты. Неподалеку, на берегу Красного моря, несколько женщин втыкают пустые банки в мягкий грунт прибрежной полосы и в каждую банку сажают семечко мангрового дерева.

В последние полвека страна уже потеряла 6000 квадратных километров мангровых лесов. Большая часть их территории была отведена под фермы по разведению креветок и производству морепродуктов, чтобы удовлетворить аппетиты развитых стран.

Идея мангровых насаждений на Красном море принадлежит Гордону Сато – биологу, изучающему строение клетки. В 1980 году Сато разработал в своей лаборатории революционный препарат – «Эрбитукс», применяемый при раке толстой кишки. Сегодня семидесятилетний Сато борется с другим недугом – бедностью.

Когда в середине 1980-х годов ученый приехал в Эритрею, страна была измотана войной и голодом. В Эритрее наблюдается острый недостаток источников пресной воды, и Сато пришла мысль использовать агрикультуры, которые могут существовать в соленой воде. Мангры были неожиданным, но самым удачным решением. Некоторое их количество росло вдоль побережья Красного моря, и верблюды охотно поедали их листья. А если их едят верблюды, почему бы не попробовать кормить ими коз и овец? Стоит посадить достаточно мангровых деревьев, – рассудил Сато, – и мы сможем спасти от нищеты тысячи людей.

Для сотен тысяч бангладешцев, в том числе и для этих перевозчиков древесины, Сундарбан является источником средств к существованию. Почти половина лесоматериалов Бангладеш вывозится из этого леса. Здесь заготавливают ветви и листья для строительства крыш и плетения корзин, собирают дорогостоящий мед, а также разнообразные растения для приготовления целебных снадобий.

Вдохновленный своей идеей, он принялся сажать семена – и потерпел неудачу. Все его растения погибли. Тогда он решил изучить естественные зоны мангровых зарослей и обнаружил, что они располагаются там, где в море стекает дождевая вода. После этого Сато предположил, что мангры нуждаются не столько в пресной воде, сколько в тех минералах, которые она несет с собой – азоте, фосфоре, железе – и которых недостаточно в морской воде. Проведя ряд дополнительных исследований, Сато при поддержке команды добровольцев из рыболовного общества Эритреи снова принялся за посадки. В тот же грунт, где были высажены семена, они зарывали кусочки железа и продырявленные полиэтиленовые пакеты с удобрениями, содержащими азот и фосфор.

И вот спустя шесть лет на прежде пустынном побережье Хиргиго благополучно растут семьсот тысяч мангровых деревьев. Ученый назвал свой проект «Манзанар». Это имя носил лагерь для интернированных, организованный после Второй мировой войны. В этом лагере прошло детство и юность Сато, а вместе с ним и тысяч других японцев, уроженцев США. Ныне «Манзанар» Гордона Сато процветает и плодоносит. Его уже облюбовали устрицы и усоногие раки, крабы и улитки. Посадите несколько деревьев – и они образуют экосистему. Постройте для природы уютный дом – и она обязательно в нем поселится.

Посадите несколько деревьев – и они образуют экосистему. Постройте для природы уютный дом – и она в нем поселится.

После того как на побережье Хиргиго выросли мангровые деревья, даже у местных рыбаков дела пошли на лад. На краю причала стоит Ибрагим Мухаммед. Он снимает рубашку и, повязав ее на голову, идет проверять свои сети: в них попали барракуда и каранкс. С появлением мангровых насаждений рыбаки Хиргиго стали замечать, что им все чаще попадается кефаль – сначала мелкая, потом крупнее. Кефаль поселилась в лабиринтах мангровых корней, и рыбаки уже знали, что вскоре вслед за мелкой рыбой появятся хищники. А ту же барракуду можно неплохо продать на рынке в Массауа.

Карибские острова. Солнечные лучи проникают сквозь кристально чистую воду у кромки мангрового леса, играют на спинах серебристых рыб и освещают морскую звезду. Мангровые леса удерживают загрязнения, которые несут с собой реки, протекающие через города и фермы. Корни мангровых деревьев поддерживают чистоту прибрежных вод и защищают коралловые рифы.

Чтобы возродить мангровый лес на острове Бали, рабочие сажают по 500 молодых деревьев на гектар. Уже засажено около 400 гектаров. Министр лесного хозяйства Индонезии говорит, что после цунами 2004 года жители страны по-новому оценили значение мангровых лесов для прибрежных поселений.

В небольшом загончике на краю деревни стадо овец аппетитно похрустывает побегами мангровых деревьев. Это подопытные животные Сато. Ученый установил, что мангровые листья и семена, хоть и богаты азотом, все же содержат не все нужные животным вещества, и решил восполнить этот недостаток при помощи рыбной муки.

Недалеко от загона прохаживается в пыли пара ослов, выщипывая редкие клочки травы. Сато мечтает о временах, когда у каждого дома будет загон, полный овец и коз. «В этой стране, – говорит Сато, – несколько коз уже могут стать началом империи. Я хочу каждому дать этот шанс». И кто бы мог предположить, что в основании империи могут стоять несколько саженцев мангров.

Эритрея недавно отпраздновала пятнадцатую годовщину окончания войны за независимость с Эфиопией. На вывеске над одним из кафе изображен солдат в героической позе, над ним надпись: «Способен сделать то, что сделать невозможно». А на берегу Красного моря другой старый воин пытается сделать невозможное: защитить берег от приливов и накормить местную бедноту, сажая мангровые семена.

Поделиться этой записью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *