Неогеновый период климат

Неогеновый животный мир юга России

Любой рассказ о природе какого-либо региона будет бессмыслен без повествования о животных и растениях, населяющих его. Это же касается и рассказа о той природе, которой уже нет. Она осталась в прошлом. Ученые изучают оставленные ею окаменелые кости, былые почвы, пыльцу, восстанавливая из разрозненных элементов картины минувшего. Та жизнь, однако, не исчезла… Мир, в котором мы живем, является ее потомком. Одному из отрезков прошлого – неогену на территории юга России и его природе – и посвящается этот рассказ. Здесь не будут описываться кости и местонахождения ископаемых – «там-то в таком-то слое нашли скелет, там-то череп…». Они не дают общей единой картины. Здесь приведена реконструкция. Воображение поможет нам реконструировать и увидеть существовавшие когда-то природные обстановки юга России и их обитателей, опираясь на конкретные находки, но не ограничиваясь ими. Мир этот настолько же реалистичен, насколько фантастичен. Он уже не существует, как не существует часть прожитой человеком жизни, однако в реальности этой части человек не сомневается.

Неоген – это второй период кайнозойской эры. Его временные рамки ограничены 23 миллионами лет назад снизу (закончился период палеоген) и 1,8 миллионов лет назад сверху, когда начался четвертичный период. Много это или мало? Древний ли это геологический отрезок времени или молодой? Смотря с чем сравнивать. Возраст Земли 4,5 миллиарда лет, существование явных форм жизни – фанерозой – занимает последние 540 миллионов лет. Кайнозойская эра началась 65 миллионов лет назад. Она традиционно характеризуется развитием и господством цветковых растений и млекопитающих. Нелишним будет напомнить о том, что человека тогда на территории нашей страны в частности и на Земле вообще не было, да и формироваться человек начал только ближе к концу неогена. Именно в неогене в основном сложились основные крупные черты и элементы рельефа нашей страны. Именно оттуда родом многие современные животные. И сами мы, люди, как вид.

Вышедшие из-под морей в олигоцене (последняя эпоха палеогена) огромные пространства равнин, протянувшиеся от Южной Европы через юг России до почти Тихого океана, стали новым ландшафтом, со своими возвышенностями, низменностями, реками, озерами, берегами, оврагами, холмами. В палеогене на большей части территории страны, не покрытой морем, преобладали тропические и субтропические леса, в их составе встречались пальмы. Это была тропическая вечнозеленая – так называемая полтавская – флора, с участием пальм и лавровых.

Тропическую палеогеновую флору постепенно в начале неогена вытеснила листопадная флора – тургайская. Леса тургайского типа были теплолюбивыми и влажными, и встречавшиеся в них лесные породы – бук, ольха, грецкий орех, каштан, платан, береза и другие – обладали крупными листьями.

В миоцене (первая эпоха неогена, началась 23 миллиона лет назад, закончилась 5,2 миллиона лет назад) этот ландшафт, в том числе просторы юга России, начали осваивать новые сообщества животных.

В среднем миоцене (более 15 миллионов лет назад) животный мир тех пространств характеризуется общим комплексом животных, который называется анхитериевой фауной. Анхитериевая фауна сформировалась в результате развития местных элементов и ассимиляции прищельцев, в основном из Африки. Анхитерий – это небольшая лошадка, родственник одного из предков нынешних лошадей. Однако, в соответствии с местными условиями, ландшафты и их население вовсе не были однообразными. Некоторым аналогом ланшафтов, в которых обитала анхитериевая фауна, являются современные леса Уссурийского края, где клюква соседствует с лотосом, а виноград обвивает еловый ствол. Так, на плакорах (плоских междуречьях) росли каштаны, дубы, вязы. В долинах рек растительность состояла из таксодиевых, и вечнозеленых растений – лавра, коричных деревьев, магнолиевых. Присутствовали ольха, ива, липа. Миртовые, платановые, таксодиум, бук постепенно исчезали.

Зона листопадных лесов доходила до 45° северной широты (примерно широта города Ставрополя). С юга равнины нашего региона граничили с Сарматским морем – Паратетисом. Северные берега его представляли собой заболоченные низины с камышом, тростником, рогозом, ивами… С противоположной стороны Сарматского моря, к югу от него, возвышались поднятия Кавказа. Неоген, между прочим, характеризуется и воздыманиями новейших горных массивов – Альпийско-Гималайского пояса, куда входит и Кавказ.

Анхитерии, собираясь в стада, кочевали по тогдашним теплолюбивым лесам, кустарникам, и по саванне, питаясь листьями и побегами деревьев. Ноги анхитерия заканчивались тремя мягкими пальцами, а не одним копытом, как у современной лошади. С анхитериями мирно уживались пугливые антилопы. Поодаль рыли грунт тапиры, по образу жизни сходные с современными кабанами, ростом в метр и длиной два метра, и имеющие небольшой хобот. Видимо, их интересовали съедобные и вкусные корни. Различные носороги жевали всякие сочные травы, мало обращая внимание на окружающих. Присутствие хищников вследствие собственных внушительных размеров носорогов не волновало.

А хищники при таком обилии потенциальной добычи, конечно, были. Гиены (они питались и падалью, и охотничьей добычей), среднемиоценовые крупные саблезубые и не саблезубые кошки, предки махайродов. Ученые спорят – были ли они охотниками со своими впечатляющими зубами, или использовали зубы-кинжалы для разделки туш погибших крупных животных вроде носорога. Наверное, встречались и те и эти виды саблезубых.

Не отказывались от животной пищи и амфиционы – всеядные медведесобаки. Недоеденные остатки животных доставались грифам-падальщикам, высматривавшим сверху добычу или отдыхавшим группами на земле, очищая перья. Птицы того мира были близки к современным.

В болотах, дельтах рек у края моря добывали себе еду огромные динотерии, хоботные животные, у которых бивни росли из нижней челюсти вниз. По размерам (а его высота могла быть выше 4 метров) динотерий превышает и современных и вымерших слонов и является одним из крупнейших наземных млекопитающих. Но не только они искали сочные корма. Мастодонты платибеладоны, тоже хоботные, но обладавшие нижней челюстью (уплощенными бивнями), выдвинутой вперед и представлявшей собой своеобразную ложку, выдергивали из ила и песка снопы растений, стоя по колени в воде. По-видимому, им нравились корни водной растительности в качестве еды. И свою нижнюю челюсть вместе с хоботом они использовали для промывания вырванных корней от ила.

Средние температуры летних месяцев держались около 25 °C, зимних – не снижались ниже нуля. Этот мир был теплым… Мир больших незамерзающих рек, мир залитых солнцем равнин со светлыми лесами, мир саванн на пространствах между речными долинами.

Сложившаяся тогда фауна получила дальнейшее развитие и к настоящему времени подошла в виде современной фауны саванн Африки, куда распространились те животные и их потомки.

Анхитериевая фауна. Можно составить представление том, как выглядела Ростовская, Волгоградская области, северный склон Кавказа 13-15 миллионов лет назад.

Ниже представлены изображения некоторых животных.

Анхитерий.Он и дал название характерному комлексу животных.

Медведесобака амфицион

Динотерий. Высота животного около 4 метров.

Платибеладон. Высота этого экзотического мастодонта составляла 3 метра.

Носороги ацератерии

Носорог брахипотерий

Носорог бегертерий

Мастодонт гомфотерий, житель степей, открытых пространств.

Тем временем постепенно менялся климат, становясь более сухим и прохладным.

Вторая половина миоцена характеризуется уже тем, что сплошная растительность исчезает с водоразделов. Плоские водоразделы местами заполняются эфедрой, полынью, злаковыми. Господствующим типом ландшафтов становятся лесостепи и степи. Доминировали редколесья, типа современных саванн, с участками лесов, речных долин и степей.

В таком мозаичном ландшафте наблюдается максимальное разнообразие условий обитания для растительноядных млекопитающих, и поэтому максимальное разнообразие хищников.

Этот ландшафт заполняется новой, следующей за анхитериевой, фауной – фауной гиппариона (с 12 миллионов лет назад до 2-3 миллионов лет назад). Некоторые виды ушли в прошлое, некоторые остались, были и новички. Полоса обитания гиппарионовой фауны начинается в Западной Европе, тянется по всему югу России, захватывая (сегодняшние) верховья Дона, Днепра, Самарскую Луку будущей Волги, и уходит в Азию… Гиппарион — это тоже некрупная лошадь, и тоже с тремя мягкими пальцами вместо копыт. Это свидетельствует о приспособленности гиппариона к мягкому грунту. Стада – как предполагают ученые, буквально неисчислимые, несметные, – этих животных вместе с другими не просто обитали в этом ландшафте, они буквально его формировали, перерабатывая растительную массу. Разнообразны в той фауне были антилопы, жирафы. Жили носороги ацератерии и хилотерии. Хилотерии встречались наиболее часто и вели полуводный образ жизни в болотах и речных долинах, на приозерных равнинах. Питались носороги хилотерии болотной растительностью. Интересно, что большинство видов носорогов, кроме одного, были безрогими. Мастодонты гомфотерии очищали ветви кустарников от листьев. Верблюды, пришедшие из Северной Америки через наземный коридор Берингии где-то 6 миллионов лет назад, жевали сорванные травы. Расхаживали страусы. Охотились гиены. В ветвях деревьев мелькали обезьяны мезопитеки. Конечно, были и земноводные, и пресмыкающиеся, и насекомые.

Самыми крупными животными того времени по-прежнему были динотерии, те самые, с бивнями, растущими вниз. Просуществовавшие более 20 миллионов лет почти без изменений, они явно были очень успешными животными. Место царя зверей занимали, как и сейчас, кошачьи – саблезубые махайроды. Присутствовали и другие крупные кошки, бывшие привычным кошмаром и ужасом для остальных обитателей. Они наверняка дрались за добычу – сильный отнимал у слабого, более слабый опять отправлялся на охоту. Хватало всем.

Заметим, что человек как вид появился в Африке в почти таком же ландшафте, но несколько позже, в плиоцене. Не оттуда ли происходит наша радость от приятного глазу простора?.. Любовь к привычному на генетическом уровне открытому пространству. Но не к пустыне, а к пространству, населенному стадами животных, бродящих в травах между перелесками и островами растительности?..

Картина ландшафта лесостепи с гиппарионовой фауной. Происходит замещение лесных островов лугами и степями. Где-то в Ростовской области 8 миллионов лет назад…

Гиппарионовая фауна. Ландшафт степи. Степь распологалась южнее лесостепи. На плакорах распространены сухие степи с полынью, эфедрой, злаковыми.

Гиппарионовая фауна. Ландшафт побережья. Так могли выглядеть берега Сарматского и последующих за ним морей. Где-то в окрестностях сегодняшнего Новочеркасска 8 миллионов лет назад.

Ниже приведены рисунки некоторых животных, характерных для состава гиппарионовой фауны.

Трехпалая лошадь гиппарион, типичный обитатель лесостепи, где много корма и укрытий. Развитые боковые пальцы создавали дополнительную опору при беге по кочкам и топкому грунту. Конечности были сильно согнуты в суставах, и на большие расстояния гиппарион бегать не мог.

Носорог хилотерий, самый распространенный носорог гиппарионовой фауны

Махайроды охотятся на гиппариона

В плиоцене (следующая за миоценом эпоха; плиоцен начался 5,2-5,4 миллиона лет назад; плиоценом закончился неоген) климат продолжал меняться, становясь суше и прохладнее. Продолжалось остепнение равнин, уменьшение площади лесов. Во второй половине плиоцена на территории Ростовской области и Северного Причерноморья, где уже были настоящие степи, жили огромные южные слоны Архидискодонты, крупные лошади Стенона, те же, что и ранее, гиппарионы, олени, винторогие антилопы, крупные (если не сказать «гигантские») бобры трогонтерии, страусы, гиены. Хищные кошачьи махайроды, динофелисы и гомотерии. Мастодонты ананкусы, замечательные очень длинными бивнями. Носороги. Верблюды. Буйволы. Это была фауна теплых низменностей и предгорных наклонных равнин. Она называется Хапровской фауной.

Динофелис

Гомотерий. Вес его состалял 350 кг, росто 140 см в холке.

Мастодонт ананкус. Рост его составлял метра три.

Лошадь Стенона

Впереди уже наступал со своими изменениями, новыми условиями, и новой природой четвертичный период. Он будет не менее своеобразным, с замечательными животными и явлениями, но — другим …

Использованная литература:

Ю.А. Орлов. В мире древних животных. М. Наука.1989 г.

Кайнозойская эра: периоды, климат. Жизнь в кайнозойскую эру

В настоящее время на Земле продолжается кайнозойская эра. Этот этап развития нашей планеты относительно короткий, если сравнивать его с предыдущими, например, протерозоем или археем. Пока он составляет всего 65,5 млн лет.

Геологические процессы, протекавшие на протяжении кайнозоя, сформировали современный облик океанов и материков. Постепенно менялся климат и, как следствие, растительный мир в той или иной части планеты. Предыдущая эра – мезозой – закончилась так называемой меловой катастрофой, повлекшей вымирание многих видов животных. Начало новой эпохи ознаменовалось тем, что опустевшие экологические ниши стали заполняться вновь. Развитие жизни в кайнозойскую эру происходило стремительно как на суше, так и в воде и в воздухе. Господствующее положение заняли млекопитающие. Наконец, появились предки человека. Люди оказались очень «перспективными» созданиями: несмотря на многократные изменения климата, они не просто выживали, но и эволюционировали, расселяясь по всей планете. Со временем человеческая деятельность стала еще одним фактором преобразования Земли.

Флора палеогена

Кайнозойская эра – время повсеместного господства покрытосеменных и голосеменных (хвойных). Последние росли только в высоких широтах. На экваторе преобладали дождевые леса, основу которых составляли пальмы, фикусы и различные представители сандаловых. Чем дальше от моря, тем суше становился климат: в глубине материков раскинулись саванны и редколесья.

В средних широтах были распространены влаголюбивые тропические и растения умеренного климата (папоротники древовидные, хлебные деревья, сандал, банановые деревья). Ближе к высоким широтам видовой состав становился совсем другим. Для этих мест характерна типичная флора субтропиков: мирт, каштан, лавр, кипарис, дуб, туя, секвойя, араукария. Растительная жизнь в кайнозойскую эру (в частности, в эпоху палеогена) процветала даже за Полярным кругом: в Арктике, Северной Европе и Америке отмечено преобладание хвойно-широколиственных листопадных лесов. Но встречались здесь и субтропические растения, перечисленные выше. Полярная ночь не являлась препятствием для их роста и развития.

Флора и фауна антропогена

Наступления ледников заставляли теплолюбивые растения смещаться к югу. Правда, этому мешали горные хребты. В результате многие виды не дожили до наших дней. Во время оледенений существовало три основных вида ландшафтов: тайга, тундра и лесостепь с характерными для них растениями. Тропические и субтропические пояса сильно суживались и смещались, но все-таки сохранялись. В межледниковые периоды на Земле преобладали широколиственные леса.

Что касается фауны, то главенство по-прежнему принадлежало (и принадлежит) млекопитающим. Массивные, покрытые шерстью животные (мамонты, шерстистые носороги, мегалоцеросы) стали визитной карточкой ледниковых эпох. Наряду с ними существовали медведи, волки, олени, рыси. Все животные в результате похолоданий и потеплений были вынуждены мигрировать. Примитивные и неприспособленные вымирали.

Продолжали свое развитие и приматы. Совершенствованием охотничьих навыков человеческих предков можно объяснить вымирание ряда промысловых животных: гигантских ленивцев, лошадей Северной Америки, мамонтов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *