Системы земледелия и их основные звенья

Экология СПРАВОЧНИК

Все современные системы земледелия включают в себя ряд главных (обязательных) и зональных (дополнительных) составных частей (звеньев). Значение и направление каждого из таких звеньев в отдельности и в комплексе и определяют форму, содержание и интенсивность конкретной системы земледелия.

Из главных составных звеньев рассмотрим следующие.

Постоянно углубляющиеся специализация и концентрация сельскохозяйственного производства и усиление межхозяйственной кооперации требуют совершенствования структуры сельскохозяйственных угодий и системы севооборотов, улучшения способов повышения плодородия почвы, внедрения новых форм организации производства и т. п.

Наиболее отвечающая данным условиям система обработки почвы позволяет перейти к индустриальной и интенсивной технологии возделывания сельскохозяйственных культур на основе комплексной механизации. Это одно из важнейших направлений научно-технического прогресса в земледелии.

Система удобрений. Органические и минеральные удобрения являются мощным средством окультуривания почв, улучшения их плодородия и повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Система удобрений включает в себя прежде всего текущий и перспективный планы заготовки, хранения и внесения под каждую культуру и на каждом поле севооборота различных видов удобрений. Эффективность использования удобрений, особенно при программированном урожае культур, определяется не столько количеством вносимых удобрений (нормы и дозы), сколько качественными показателями их использования (виды, формы, способ внесения, последовательность, своевременность и т. п.). Разрабатываемая система удобрений должна в сочетании с элементами всего агротехнического комплекса обеспечивать наиболее рациональное и эффективное их использование. Удобрениям принадлежит важная роль в химизации земледелия— второго важнейшего пути интенсификации сельскохозяйственного производства.

Система интегрированной защиты сельскохозяйственных растений. Сорняки, болезни и вредители сельскохозяйственных культур являются биологическим фактором, вызывающим потери урожая и ограничивающим продуктивность сельскохозяйственных культур. Роль защиты растений неуклонно возрастает и в связи с насыщением севооборотов одной или однородными по биологии и агротехнике культурами, расширением посевов короткостебельных сортов, внедрением минимальной обработки почвы, появлением резистентных рас вредных организмов и т. п., поэтому такая система должна быть интегральной, построенной на рациональном и эффективном сочетании всех мер истребительного и предупредительного порядка.

В нашей стране создана и функционирует государственная система сортового семеноводства на промышленной основе. Она занимается выведением новых сортов и гибридов, их испытанием, производством и размножением элитных семян, плановым снабжением совхозов и колхозов семенами районированных сортов высоких репродукций и семенным контролем.

Защита почв от эрозии и охрана окружающей среды. В нашей стране площадь эрозионно опасных земель на всех сельскохозяйственных угодьях составляет 53,9%, а на пашне — 66,9% (Гайдамака, Носов, 1983). В результате эрозии почв не только снижается урожайность культур, но и происходит разрушение почвенного покрова, поэтому система противоэрозионных мероприятий должна осуществляться на всей территории страны.

Возрастающее применение минеральных удобрений, пестицидов, использование в качестве удобрений осадков сточных вид, жидкого навоза животноводческих комплексов, помета с птицефабрик и т. п. увеличивает опасность отрицательного экологического воздействия их на почву, естественный ландшафт и биосферу в целом. Поэтому при использовании этих веществ необходимо исключить их неблагоприятное влияние на окружающую среду путем снижения стойкости и ускорения детоксикации соединений в почве (соблюдение научно обоснованных доз, сроков применения, способов внесения, подбора слабо- и нетоксичных препаратов, низкотолерантных, чередования их под культуры севооборотов и т. п.).

Рассмотренные составные звенья характерны для любой системы земледелия во всех зонах и хозяйствах страны. Вместе с тем в ряде природно-экономических зон необходимое развитие получают дополнительные звенья.

Текст книги «Полный курс органического земледелия. Безопасный урожай»

Николай Курдюмов
Органическое земледелие на нескольких сотках = Полный курс органического земледелия. Безопасный урожай

Огородные мифы наших дней

Огород явно нуждался в уходе хозяина.

И чем дальше бы он ушел, тем было бы лучше…

Судя по тому, как неизменно глубока пропасть между научными рекомендациями и нашими результатами, современная огородная культура представляет собой разновидность религии. Она построена почти целиком на вере. Есть и строгие ритуальные действия, обросшие своей бутафорией. Например, весеннее беление стволов взрослых деревьев; ритуальные опрыскивания абы чем и когда есть время; выскребание сорняков везде, где видно что-то зеленое; культовая копка дважды в год; обрезка верхушек сильнорослых деревьев и т. д.

Мы с усердием делаем много такого, что приносит больше вреда, чем пользы, и чувствуем при этом удовлетворение от выполненного долга. По моим наблюдениям, средняя эффективность нашего дачника такова: 10 % на пользу растениям (и себе!), 30 % – во вред, и еще 60 % – на борьбу с этими тридцатью. Налицо ритуальное поведение верующего!

А где ритуалы – там и культовые предметы. Главный из них – лопата, претерпевшая прогресс до мотоплугов и мотоблоков. Среди ядов и всяких препаратов, думаю, процентов восемьдесят – культовые: гипнотизируя нас этикетками, они применяются неверно и эффекта не дают. Очень много ритуального среди импортной техники. Например, «ручной электрокультиватор» с вращающимся диском на конце. Факт: рыхлить обычной тяпкой (о бритве не говорю!) гораздо удобнее и быстрее. Наши садовые магазины затмевают эстетическим эффектом иной храм!

Главные боги огородного пантеона – Наука и Трудолюбие, а также Порядок, в смысле чистоты и чтоб «как у всех». Не пора ли, братия, призвать к ответу этих богов и пересмотреть их догматы?.. Смотрите, что они понапридумывали.

«ЧЕМ БОЛЬШЕ КОПАТЬ И РЫХЛИТЬ, ТЕМ ЛУЧШЕ ПОЧВА». Для большинства почв – неправда. Наилучшую из возможных структур создают органика, корни и живность. Лопата поможет только на тяжелой почве, один раз в 4–5 лет. В остальных случаях можно нет сомневаться: рыхление и копка есть борьба с потерей структуры в результате копки и рыхления.

«ЧИСТАЯ, КУЛЬТУРНАЯ ЗЕМЛЯ – ЭТО ЗЕМЛЯ БЕЗ РАСТЕНИЙ». Наоборот! Голая земля – умирающая земля. «Культурной» логичнее называть землю, покрытую растениями, которые вы одобряете. А что одобрять, решаете вы сами. Стационарные грядки прямо на газоне, сам газон, почти нетронутый лес или луг, оставленные осознанно, – несомненно, культурная земля.

«ЕДИНСТВЕННЫЙ ИСТОЧНИК ПИТАНИЯ – УДОБРЕНИЯ». Если бы это было так, растения в природе давно вымерли бы. Единственное, что может минералка, – надуть искусственное растение-бройлер при избытке воды. Но такое растение слишком болезненно и вредно для здоровья, чтобы нам, выращивающим пищу для себя, стоило об этом говорить.

«ПРОБЛЕМЫ ВРЕДИТЕЛЕЙ И БОЛЕЗНЕЙ РЕШАЮТСЯ ХИМИКАТАМИ». На деле химикаты поддерживают и раздувают эти проблемы. Есть две вещи, которые позволяют не обращать внимания на патогенов: экологическое разнообразие среды и высокий иммунитет растений. Химикаты – сильные яды, убивающие жизнь. Их следует употреблять крайне осторожно и только в самом крайнем случае. Все подробности умной и глупой защиты – в книге «Защита вместо борьбы».

«КОРНИ ЗАДЫХАЮТСЯ ПОД МУЛЬЧОЙ!». Наоборот: корни задыхаются без мульчи, от уплотнения верхнего слоя копаемой и рыхлимой почвы.

«ХИМИЧЕСКАЯ ИНДУСТРИЯ МОЖЕТ РЕШИТЬ ПРОБЛЕМЫ УРОЖАЙНОСТИ». Полуправда. Химия может помочь урожайности – если использовать ее очень грамотно и к месту. Но плодородия почв она не создает и не создаст никогда. Все великие цивилизации погибли по одной простой причине: они уничтожили, проели плодородие своих почв, и в итоге остались без пищи. Без восстановления почвенного плодородия мы повторим их судьбу в масштабе всей планеты. Восстановлению плодородия и умному земледелию я посвятил две книги: «Мастерство плодородия» и «Мир вместо защиты».

«ЗЕМЛЯН НАКОРМЯТ ТРАНСГЕННЫЕ РАСТЕНИЯ». Накормят – возможно, но будем ли мы от этого живы и здоровы – большой вопрос. Многими независимыми исследованиями доказано: многие ГМ-растения вызывают разрушение органов и деградацию потомства. Факт: гены могут бесконтрольно переноситься неполовыми путями, и такой перенос уже отслежен. Последствия ГМ не изучены и могут оказаться гибельными для всей биосферы.

К мифам последнего десятилетия я бы причислил и убеждение, что все покупные семена – всхожие и сортовые. Но это зависит от семенного рынка страны. Надеюсь, в Европе и США с этим строго.

Как уже упоминалось, наше мышление имеет привычку шарахаться: если не так, то обязательно наоборот. Пожалуйста, не поддавайтесь этому маятнику! Чаще всего неправы оба спорщика, а истина где-то над ними. Например: «пестициды решат – или не решат проблему защиты растений». Сразу видим: однобоки, неверны как вера в химию, так и полное ее отторжение. Решением будет создание мощных растений с сильным иммунитетом в устойчивой экосреде. Основные меры для этого – восстановление почвы, обогащение экосистемы, разумный уход. Но в годы вспышек патогенов не исключена и разумная помощь химии.

Что ж, мне остается процитировать свою проповедь из книги «Умный сад в подробностях».

Проповедь дачного «безбожника»

Друзья мои! Идите твердыми шагами по стезе, ведущей в храм согласия, а встречаемые по пути препоны преодолевайте с мужественною кротостью льва.

К. Прутков

Дорогие прихожане на дачу! Давайте признаем, что хитрые божества нашего пантеона царствуют как-то недобросовестно: прогуливают, часто дурят нашего брата, требуют жертвоприношений и устраивают слишком бурные возлияния. В результате за отчетный полувековой период многие наши дачи так мало похожи на сады Эдема, что даже больше напоминают какие-то чистилища. Посему – посвящаю всех желающих в новую веру: не верьте, братья и сестры, ничему, кроме глаз и рук своих, и никому, кроме тех, кто успешен и счастлив. Вместо того чтобы верить – наблюдайте, анализируйте, пробуйте, создавайте намерения и цели и добивайтесь успеха. А если уж верить так необходимо, то поставьте на алтарь себя. Себе и верьте! Все время.

Каждое утро вставайте и приводите себя в порядок. Трудолюбиво обхаживайте себя, советуйтесь с собой, давайте сами себе научные рекомендации и будьте сами для себя авторитетом. Это очень заразительно, и скоро другие тоже начнут… вас обхаживать, советоваться с вами и считать вас авторитетом. Тогда, чтобы поддержать марку, вам уж придется добиться какого-нибудь успеха. А это дело, опять-таки, очень заразительное…

Помните: хоть и воздается нам по вере нашей, но имеем мы только по делам своим. И да будет так!

Аминь!

Глава 1
Что же оно такое – плодородие?

Разумеется, плодородие почвы – основа растениеводства. Града может и не случиться, суховеи – не везде, а вот без плодородной почвы ничего не вырастет. Но что понимать под плодородием? Учёные говорят о плодородии естественном и искусственном, фактическом, потенциальном и экономическом. Всё это, видимо, помогает выжимать из почвы урожаи. Но ни к природе почвы, ни к довольству крестьян эти понятия, увы, отношения не имеют.

«Плодородие – способность почвы давать урожай» – говорит классика. Согласен, спорить не с чем. «Значит, удобрения повышают плодородие» – скажет обученный агроном, внося минералку. А вот тут не согласен! Если нужно много минералки, значит, плодородия уже нет. Нужда в искусственных удобрениях – признак отсутствия плодородия.

Для меня плодородие – это максимальная самодостаточность почвы. Качество, постоянно и бесконечно создаваемое самой экосистемой, её природными силами, почвенным сообществом микробов и прочих живых организмов. Это то, чем обладала почва целинных степей, пока её не выпахали и не сдули. Можно назвать его естественным. Недавно я попытался рассказать о нём в эссе «Правда нашего земледелия», оно есть в сети. Вот смысл сказанного там.

Суть естественного плодородия – в законе круговорота органического вещества. Закон определяет главное условие, при котором плодородие не снижается: каждый год в почву должна поступать почти вся выросшая и переработанная здесь органика в виде растительной, а в идеале – и животной, и фекальной биомассы. Применительно к земледелию – все растительные остатки плюс все навозы и фекалии, в которые превратился отчуждённый урожай.

Для справки: солома + навоз – это 60–70 % органики, созданной полем. Возвращать их трудно и в целом не принято. Оценивают их в основном по содержанию NPK, и потому без особых сомнений заменяют минералкой. Навозы положено компостировать до перегноя-сыпца, при этом 2/3 органики теряется. Итого – почвы недополучают 2/3 органики, положенной им по закону природы. Но чего я к ней так прицепился? Что в ней такого, чего нет в минералке? В ней, братцы, есть самое главное: БЕСПЛАТНАЯ ЭНЕРГИЯ. И вещества – тоже БЕСПЛАТНЫЕ.

Растения превращают энергию солнца, CO2, Н2O, почвенные вещества и минералы подпочвы в органические вещества. Их органика становится органикой животных. Все тела бренны, они возвращаются почве.

И всё это – корм и «топливо» для бурной почвенной жизни. Разная живность, грибы и микробы радостно чавкают, хрумкают и впитывают всё, в чём ещё осталась энергия. Все подъедают друг за другом всё, включая и друг дружку. При этом выделяется масса продуктов метаболизма – от мочевины, аминокислот и углеводов до фитонцидов, витаминов и гормонов. Их и усваивают растения всё лето, выбирая нужное на данный день и час.

Плодородие – не сумма, это живой процесс всеобщего взаимного питания и взаимной заботы. Это всеобщий продуктивный труд живых существ на благо вечной жизни, оплачиваемый органическими веществами. Именно этот труд, в полном соответствии с экономикой, и создаёт прибавочную стоимость в земледелии. Средство производства здесь – не сама почва, а её естественное плодородие, в основе которого – бесплатная энергия Солнца. Заменяя это бесплатное искусственным, мы несём гигантские убытки – покупаем то, что могли получить бесплатно.

По сути, почвенная живность просто переваривает растительную органику, чтобы вновь донести её до растений в виде нужных им веществ. Энергия достаётся живности, вещества – снова растениям. И часть энергии, кстати, тоже. Давно доказано: все части растений могут кушать сахара, витамины, аминокислоты. Есть данные, что прямо усваиваются даже гуматы. Считается, что так растения экономят много энергии.

Причина, источник естественного плодородия – круговорот органики. И он не замкнут. Часть энергии идёт на пополнение оборота веществ. Тонны животных и насекомых бродят, скачут и летают туда-сюда, принося новые вещества из других экосистем. Центнеры микробов-симбионтов, питаясь корневыми выделениями, переводят в биологическую форму минералы, а корни поднимают их из глубин в вершки.

По сути, для самодостаточного плодородия нужно просто как можно больше разных растений и помётов с фекалиями. Идеально – и того и другого. Основой агрономии должны быть сухие гранулы из навоза-по-мёта и сидераты помимо главной культуры. Больше органики – больше энергии и пищи – мощнее круговорот веществ – больше плодородия за счёт Солнца.

Скажете: «Но ведь сеять сидераты и вносить навоз – уже не природа. Тут нужны и техника, и затраты. Где же тут самодостаточность?» Верно, без нашего участия – никак. Нам ведь нужны тонны сладких плодов и крупного зерна, потому и плодородие нужно не обычное, а усиленное. И круговорот органики – усиленный. Но дело в том, что получив органику, всё остальное почва сделает сама, причём бесплатно. Живая почва без стрессов и дисбалансов, без распыления и эрозии, кормит растения без искусственных удобрений.

Три факта из практики.

1. Доказано: сейчас на каждый джоуль полезной энергии мы вбиваем в почву 10 джоулей вредной.

2. В урожае земледельца-природника 70 % – бесплатная энергия солнца. В урожае интенсива 70 % – дорогая техногенная энергия.

3. Урожаи земледельцев-природников вдвое выше, а рентабельность – впятеро выше, чем в пахотно-минеральной агротехнике.

Так шта-а-а-а…

«А чего про гумус не сказал? Ведь гумус – самое главное для плодородия!» На самом деле, и тут надо разбираться.

Во-первых, договоримся: «гумус» – это именно стабильный гумус, конечный продукт распада органики. То, что ещё не распалось, в том числе и полуразложенный лабильный гумус, я здесь называю органикой.

И вот органику все едят. Часть её энергии идёт на шебуршание и писк, поэтому в какашках энергии всегда меньше. Потом ещё меньше, и ещё. В конце пищевых цепочек остаётся нечто совсем несъедобное – почти ничего растворимого, не переваришь, энергию не выжмешь. Это и есть гумус. В чистом виде, сам по себе он абсолютно неплодороден. Чёрный низовой торф – почти чистый гумус. Без добавки органики на нём ничего не растёт, и минералка не даёт большого эффекта.

Гумус – не причина, а следствие, осадок активного плодородия. Свидетель, показатель мощного органического круговорота. Но природа мудра. Этот «осадок» становится уникальным физико-химическим комплексом и нужнейшим субстратом, оптимальным для всех почвенных процессов. Это и губка для влаги, и родной дом для корней и микробов, и почвенный буфер, и обменный химический комплекс, и поглотитель ядов, и стимулятор роста.

Гумус умеет удерживать растворы, ежеминутно поглощать и отдавать разные ионы и вещества. Но подчеркнём жирной чертой: не гумус – их источник. Новые вещества поступают в обменный гумусовый комплекс из новой органики. Опыты И.Ю. Мишиной (Тимирязевка) доказали: если тщательно выбрать органику растительных остатков, плодородность гумуса падает в 7–9 раз, и минералка её не восстанавливает. Что мы исключили, выбрав органику? Её живой распад. Мы прервали круговорот жизни.

«Ладно. Плодородие – весь сложный комплекс веществ, получаемых при распаде органики и с помощью таковой. Но органо-минеральные удобрения становятся всё сложнее по составу, и скоро станут почти что почвенным коктейлем. Разве не будет это плодородием?» – заметит кто-то особо вдумчивый. Отвечаю: нет, не будет. Это будет хорошее удобрение для получения вполне качественных продуктов. Такие уже применяются, и качество плодов – не придерёшься. Но и цена тоже: такие удобрения очень недёшевы, а системы их внесения и тем более. А главное, никакие искусственные удобрения не создают почву.

Я хочу, чтобы выпаханные, смытые, сдутые, опустыненные почвы стали плодородными. Самое идеальное удобрение хочет побольше бесплодных пустынь – там оно будет продаваться лучше всего. Почувствовали разницу?

… И всё это, описанное в «Правде…» – только половина правды. Недавно я узнал факторы, которых не учёл. Их знает и использует в работе директор ГК «Биоцентр» А.Г. Харченко – создатель биопрепаратов серии «Стимикс», бьющих в десятку (www.stimix.ru). Я никак не мог понять, как с помощью одной лишь соломы за пару лет можно удвоить урожай, подняв рентабельность до 200 %. Да и теперь ещё понимаю немного. Но главное сказать обязан.

«Чем больше разной органики и сидератов, тем плодороднее почва» – это было правильно ещё 20 лет назад. Тогда фермер ещё мог ждать 4–5 лет, восстанавливая почву, и тогда органика не вызывала проблем. Сейчас ситуация в корне иная.

Во-первых, фермеры в долгах у банков, и ждать не могут. Им уже в первый год нужен повышенный урожай, почти не требующий затрат. Оказывается, это возможно.

Во-вторых, пока я писал эти книги, животноводство у нас почти кончилось, и навозов остались крохи.

В третьих, за последние 8—10 лет почвенные патогены сильно изменились. Узкие спецы стали универсалами. В результате разрушения почвенных экосистем многие безвредные сапрофиты переходят к паразитизму. Они прекрасно разводятся и сохраняются на растительных остатках. Появились новые болезни, внешне мало отличимые от старых, но не реагирующие на старую защиту. Например, базальный бактериоз, который уносит четверть нашего зерна, маскируясь под разные другие проблемы. Или раса фузариоза, закупоривающая корневые сосуды только в фазе молочной спелости зерна – и 50 ц/га за пару недель превращаются в 20!

В четвёртых, и главное: во многих почвах, выпаханных и переудобренных минералкой, больше нет нормальной микрофлоры. Сейчас солома разлагается в восемь раз медленнее, чем 60 лет назад. Свалившуюся вдруг органику некому нормально переработать, и она вызывает стрессовые сдвиги в экосистеме, чаще всего усиливая позиции патогенов. На саморазвитие нормальной микрофлоры уходит 4–6 лет – именно поэтому ввести нулевую обработку (ноутилл) так трудно.

Выход – в точном и тонком исправлении почвенной системы. Правильные микробы – те, что могут а) быстро усвоить солому и прочую органику, б) при этом подавить почвенную инфекцию, в) одновременно сотрудничая с корнями и г) создавая нормальный микробиоценоз. На это и заточены препараты «Стимикс».

Оказывается, в почве работают две закономерности.

1. УСТОЙЧИВОЕ микробное сообщество, ОПТИМАЛЬНОЕ ДЛЯ ДАННОГО ПОЛЯ, использует энергию и вещество в разы эффективнее: из меньшей массы поступающей органики оно извлекает более активный углеродный обмен. Они берут качеством. Меньше органики, но больше плодородия – вот чем отличается нормальный микробиоценоз от мёртвой пахоты, заваленной соломой и залитой разными ЭМ и вытяжками непонятно чего. Вот почему, завалив грядки органикой, мы часто не видим соответствующего эффекта, а часто и наоборот.

2. Чем разнообразнее такое микробное сообщество, тем выше его сопротивляемость воздействиям, стрессам и патогенам. Именно поэтому так важно вводить в посев разные пожнивные, подпокровные культуры, сеять сидераты – у каждой культуры своя микрофлора. Почвенная экосистема страхуется на все случаи жизни. Почва становится здоровой почвой – то есть а) имеет богатую биоту, б) умеет обезвреживать яды и в) способна подавлять патогенов.

Отсюда следуют два вывода, сдвигающие мозги органиста на сторону.

Первый: дело не в самой массе органики, как мы думали – дело в качестве микрофлоры.

Второй: компост с правильной микрофлорой – намного более удобоваримая и эффективная органика, не вызывающая перекосов и сбоев в микробной системе и в процессе динамического плодородия. Иначе: для устоявшейся плодородной почвы гора навоза или сидерат – далеко не готовое блюдо. Это труд. Чтобы включить их в плодородный процесс, нужны работники, энергия и время.

Я видел, как работает создание правильного микробного сообщества. Почва за три года становится чёрной и рассыпчатой, как перегной. Картошка пышет здоровьем и начинает давать 50 т/га вместо 20, «требуя» всего 100 кг/га селитры вместо тонны. После неё пшеница даёт 70 ц/га вообще без удобрений. Рентабельность и там и там выше 200 %. Никаких особых агроприёмов не делалось, всё стандартно. Отличие одно: семена, растения и солома-ботва обрабатывались стимиксами.

Итого на сегодня (а то ли ещё будет!)

Плодородие, способное к отдаче – круговорот не любого, а именно микробного углерода. И не абы каких микробов, а только нужных в данном конкретном случае. Задачка совершенно иного уровня! Похоже, стимиксы знают, как её решить. Агротехнология Харченко работает. Взаимовыгодные контракты с микробами уже подписаны, и дивиденды выходят огромные!

Ну, а нам, огородникам-любителям, спешить некуда. И кредиты над головой не висят, и почвы у нас далеко не самые плохие – нормальные микробы есть. В нашей ситуации «холь и лелей живность почвенную» – вполне себе работающий принцип. И лишняя органика нам не повредит – если её не хоронить лопатой, не закапывать солому, не сажать корнями в навоз. Давайте посмотрим, что с ней делать.

Глава 2
Как создать плодородие на своих сотках

Вообще-то, огородничать можно на чем угодно. На песке или перлите1
ПЕРЛИТ – минерал, в размолотом виде белый, упругий, легкий, воды впитывает почти в 30 раз больше своего веса. Прекрасен для укоренения черенков, хорош как рыхлитель. Жаль, что в дефиците.
, на керамзите или щебне с питательным раствором – гидропоника. На маленьких торфяных кубиках, уложенных в трубу или желоб, по которому течет тот же раствор – малообъемная гидропоника. Можно даже в воздухе, периодически смачивая корни раствором – аэропоника. Всё это очень дорого, хлопотно и вредно, и овощи эти есть не безопасно, да и не хочется: они почти безвкусные.

Вкусные и здоровые овощи растут только на живой почве. Удобнее всего выращивать их в стационарных приподнятых грядках (для холодных зон) или в траншеях (для сухих жарких районов), наполненных перегнойной почвой или компостом, и укрытых слоем растительных остатков. Это дешево, урожайно и очень вкусно, а главное – достаточно «лениво». Я огородничаю именно так.

Идеи создания избыточного плодородия, идеи независимости огородника от индустрии развиваются и применяются в мире уже больше ста лет. Все они основаны на простом правиле: возвращай почве не меньше органики, чем она дала. Тогда она будет живой, плодородной – и отдаст тебе еще больше. Это называется органическим, восстановительным, сберегающим, а в России – природным земледелием. Оно складывается из несколько направлений с общей сутью: «учись у природы».

В конце XIX века в Германии зародилась биодинамическая система хозяйствования, основанная на чувствознании. Биодинамисты воспринимают растения, животных, человека и Космос как единую систему. Их агрономия стремится достичь максимальной гармонии всех факторов, воздействующих на растение. Они достигли высот в искусстве приготовления компоста и перегноя. Научились повышать здоровье растений, животных и человека в замкнутом цикле обмена продуктами жизнедеятельности. Глубина, с которой они понимают живую природу, кажется, непостижима для обычного человека.

В 50-е годы, благодаря аграрной политике сохранения почв и работам таких подвижников, как Фолкнер и Родейл, в США и Канаде стремительно распространилось органическое, или восстановительное земледелие. Институт Родейла разработал и научно обосновал методы, позволяющие более полно накапливать и использовать естественные факторы – солнце, воду, воздух, труд почвенных обитателей и свойства самих растений. Стало возможным практически не привлекать извне энергию, химикаты, удобрения и поливную воду.

В 70-е годы в Австралии возникла уже рассмотренная нами пермакультура. В конце 70-х во Франции, а затем и в США, на основе работ Алана Чедвика было разработано биоинтенсивное мини-земледелие (БИМЗ). В её основе – стационарные органические грядки с использованием мульчи. Книгу о БИМЗ написал Джон Джевонс.

Нужно упомянуть и доктора Джекоба Миттлайдера: он разработал весьма разумную геометрию огорода – узкие гряды. Их сейчас используют все российские «умные огородники».

В последние десятилетия стало окончательно ясно: здоровые растения можно получить только в устойчивой экосистеме. Активизировались исследования в агроэкологии. Например, европейский союз «Биоланд» уже больше полувека исследует живую систему почвы, экологические причины вспышек болезней и вредителей. Фермеры добились хороших урожаев и здоровья растений, создавая на своих полях разнообразные и устойчивые экосистемы.

В Японии давно появилась технология ЭМ – эффективных микроорганизмов. Это искусственное сообщество полезных микробов помогает разлагать органику, очищать среду, повышать плодородие почв и вытеснять из них патогенную микрофлору. Сейчас наши СТИМИКСЫ во многом превзошли японские Кюссеи и все их российские производные. Активно используются технологии переработки навоза с помощью дождевых червей.

В России природное земледелие развивают многие фермеры и учёные, и каждый приспосабливается к условиям своей зоны, изобретает свои методы. Подробнее о них – в книге «Мир вместо защиты».

Наблюдая за растениями, многие из вас могут и сами создать свое разумное растениеводство. В помощь вам – основные способы создания органической почвы, о которых я знаю на сегодняшний день.

Ландшафтное земледелие

Мелиорирование земель при адаптивно-ландшафтном земледелии называют ландшафтным земледелием. Его особенности в следующем:
Землепользование проводится с учётом дифференциации агроландшафтов, агроурочищ и агрофаций на основе выделения агроэкономически однотипных севооборотов, полей и участков. Эти территории объединяют ландшафтно-технологическими контурами с учётом существующих форм ведения хозяйства (колхозы, совхозы, кооперативы, крестьянские хозяйства). Землеустроительное проектирование начинают с устройства территорий севооборотов при учёте адаптивного потенциала культивируемых видов, способных произрастать в определённых пределах изменчивости параметров абиотической среды при организации мелиораций.

После этого в рельеф встраивают оросительную, осушительную, сбросную, дорожную сети.

В состав землеустроительных работ на орошаемых землях включают и проектирование систем защитных лесных насаждений. В среднем по России лесистость орошаемых земель должна быть 4,9%, а на Северном Кавказе — 6%.

Оптимизация аграрных ландшафтов с помощью лесных насаждений в степной зоне — это биологизации интенсификационных процессов через непрерывное и рациональное пользование интегральными почвенно-земельными, водными, климатическими ресурсами, повышение продуктивности и устойчивости агроэкосистем, «мягкое» управление природными процессами, предотвращение негативных последствий мелиораций, поддержание качества с/х продукции.

Системы защитных лесных насаждений (ЗЛН) организуют взаимосвязи между компонентами мелиоративных агроэкосистем. Система ЗЛН на орошаемых землях состоит из следующих элементов: полезащитные, дренажные, приканальные, придорожные, приводоёмные, озеленительные и рекреационные лесные полосы. Выделяют лесные насаждения на участках лиманного орошения и культурных орошаемых пастбищ.

Полезащитные лесные полосы размещают на орошаемых землях по высоким отметкам местности так, чтобы максимально улучшить условия роста и развития агроценозов за счёт факторов:

  • биоклиматических (равномерное снегозадержание, снижение скорости ветра, предупреждение атмосферной засухи, снижение амплитуды колебаний температур воздуха, повышение его относительной влажности)
  • эдафических (уменьшение непродуктивного испарения почвенной влаги, улучшение вводно-физических свойств почв и др.)
  • антропогенных (повышение качества поливов, снижение оросительной и поливной норм без снижения урожая, улучшение условий эксплуатации каналов, сооружений и т. п.).

Полезащитные лесные полосы подразделяют на основные и вспомогательные. Их размещают во взаимно перпендикулярных направлениях. Основные лесные полосы размещают по границам полей поперёк направлений преобладающих ветров, вызывающих суховеи, пыльные бури, метели или поперёк склона (крутизной более 20), совмещая их с дорогами, постоянными лотками, внутрихозяйственной сетью каналов, полевых трубопроводов и др.

Дренажные лесные насаждения предназначены для снижения расходов дренажного стока, его утилизации, понижения уровня грунтовых вод на избыточно увлажнённых участках, улучшения работы коллекторно-дренажной сети. Дренажные полосы (шириной 6-9 м) создают по низким отметкам местности параллельно дренам на расстоянии от них 10-20 м (при устройстве противокорневого экрана). Вдоль открытых коллекторов лесные насаждения (шириной 9-12 м) размещают с обеих сторон с разрывами в местах подвода дрен. На избыточно увлажнённых участках при отсутствии коллекторно-дренажной сети создают плантации тополей живыми кольями по скважинам глубиной 2-3 м. Скважины размещают 3?3 м. На участках с высокой минерализацией грунтовых вод высаживают робинию, гледичию, вяз приземистый, шелковицу, груши, тополя Болле.

Приканальные лесные полосы создают для затенения каналов и сокращения потерь на испарение с водной поверхности, защите каналов от засыпания мелкозёмом и растительными остатками, подавления засоряющей растительности, повышения качества воды.

На каналах создают двух или трёхрядные лесные полосы на расстоянии от подошвы дамбы 3-5 м — для обеспечения прохода машин и механизмов. На внутрихозяйственных каналах, лотках и трубопроводах это расстояние уменьшают до 2-3 м. На этих каналах насаждения должны быть продуваемой конструкции. Ширина их 9 м. Их создают после планировки резервов с одной из сторон канала.

На межхозяйственных каналах лесные полосы шириной 6-9 м создают как с одной, так и с обеих сторон полувыемки-полунасыпи. Вдоль магистральных каналов внутри орошаемых земель ширина лесных полос равна 6-9 м, а за пределами их 15-18 м. На откосах крупных магистральных каналов лесные насаждения создают по террасам с организацией их полива дождеванием.

Придорожные лесные полосы (однорядные с одной стороны дороги или с двух сторон — аллейные) защищают дороги от заноса мелкозёмом, снегом или песком и выполняют функции полезащитных лесных полос. Приводоёмные лесные полосы применяются с целью сокращения испарения с водной поверхности, охраны водных объектов, повышения качества вод местного стока и улучшения санитарно-гигиенического состояния территорий, прилегающих к водоёмам. Эти насаждения создают из 2-3 полос: берегоукрепительной из 2-5 рядов кустарниковых ив; затеняюще-дренажной из 2-3 рядов тополей; санитарно-гигиенической из 3-5 рядов караганы древовидной, ясеня зелёного.

Озеленительные и рекреационные лесные полосы размещают у посёлков, бригад, крестьянских хозяйств, насосных станций, служб эксплуатации оросительных систем. Эти насаждения эксплуатируются с учётом стадий их рекреационной востребованности. Вдоль каналов в земляном русле насаждения создают после установления уровня фильтрационно-грунтовых вод (через 2-3 года после начала работы мелиоративной системы).

Лесные насаждения создают из быстро растущих, долговечных и продуктивных видов древесной растительности к сроку ввода в эксплуатацию новых мелиоративных систем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *